Мобилизационное задание завода п бисерть

Мобилизационное задание завода п бисерть

Алексей Александрович Мелия

Мобилизационная подготовка народного хозяйства СССР

Тема Великой Отечественной войны необычайно важна и эмоционально значима для каждого гражданина России. И как любая тема, вызывающая общественный интерес, она обрастает множеством мифов. Нам хорошо известен один из самых «популярных» мифов последнего времени: советское руководство готовилось к легким победам, собиралось вести войну исключительно на территории противника, а подготовки к длительной и тяжелой войне не велось. Так объясняются события последних предвоенных месяцев и начального периода войны не только на страницах печатных изданий, но и самими очевидцами и участниками тех событий.

Понятно, что возникновение подобных мифов обусловлено, прежде всего, отсутствием достоверной информации. Документы стратегического планирования предвоенного времени, в частности, мобилизационные планы, долгое время были недоступны исследователям. И вполне закономерным являлось использование в качестве источника информации материалов советской пропаганды тех лет: фильмов, книг, публичных выступлений политических лидеров. При этом зачастую не учитывалось то, что публичные выступления политических лидеров и другие пропагандистские материалы были направлены на решение совсем иных задач, чем разрабатываемые в этот период документы стратегического и оперативного планирования.

В последние годы значительная часть важных архивных документов была рассекречена, и появилась возможность увидеть тот «образ будущей войны», каким его видело советское руководство и исходя из которого, на самом деле шло строительство вооруженных сил, определялись перспективы развития народного хозяйства, заключались военные союзы и пакты о ненападении.

Анализ архивных материалов позволяет определить конкретные направления комплексной и всесторонней подготовки страны к длительной и тяжелой войне. Наглядно видно, что важную роль в этой подготовке сыграли достижения отечественной военной мысли, сумевшей, в целом, верно определить стратегический и оперативный характер будущей войны.

Первостепенное внимание уделялось социально-экономической устойчивости государства в условиях военного времени, и формирование комплексной системы подготовки страны к войне проходило одновременно с созданием нового хозяйственного механизма, основой которого являлись единый хозяйственный план и единый хозяйственный аппарат. В этих условиях мобилизационные органы должны были стать органической частью хозяйственного аппарата, а мобилизационное планирование — одним из направлений общего народнохозяйственного планирования.

Анализ эвакуационных планов, работа над которыми началась уже через несколько лет после окончания гражданской войны и изгнания иностранных интервентов, показывает взаимосвязь эвакуационного планирования с другими областями мобилизационного планирования, прежде всего с мобилизационной подготовкой железнодорожного транспорта. Одним из элементов этой системы была заблаговременная подготовка предприятий к эвакуации в глубинные районы страны. Прослеживается роль эвакуационного планирования и в формировании перспективных планов экономического развития, в частности, в ограничении развития промышленности в приграничных районах.

Мы попытались собрать достоверную информацию по такому мало освещенному в специальной литературе вопросу, как скрытая мобилизация. Речь идет об основных мероприятиях, проводимых в предвоенный период всеми союзными и республиканскими наркоматами и ведомствами. На примере планирования скрытой мобилизации видна взаимосвязь различных направлений мобилизационного планирования: мобилизации Вооруженных сил, железнодорожного транспорта, промышленности, здравоохранения, образования, сельского хозяйства. Особый интерес может вызвать анализ документов, планирование деятельности органов внутренних дел и органов государственной безопасности. Примеры показывают, как мобилизационное планирование и мобилизационная подготовка влияли на жизнь общества, в том числе на репрессивную политику государства.

На примере вопроса планирования снабжения горючим вооруженных сил на 1941 военный год, т. е. при условии начала войны именно в тот период можно, во-первых, увидеть, насколько реально последние мирные месяцы советское руководство оценивало степень готовности страны к большой войне, и, во-вторых, понять основной прием народнохозяйственного мобилизационного планирования: соотнесение мобилизационной заявки и производственной программы мобилизационного плана. Степень удовлетворения мобилизационной заявки занимала важное место в системе объективных показателей, позволяющих определить готовность страны к войне. Анализ ситуации являлся не только базой для принятия политических решений, в частности, решения об использовании всех возможностей для предотвращения войны, но и основой для формирования перспективных планов экономического развития.

Один из ярких примеров разработки планов развития промышленности с учетом требований мобилизационного планирования — программа по созданию в СССР промышленности по производству искусственного жидкого топлива в рамках третьего пятилетнего плана. Знаменательно, что такие планы разрабатывала страна, богатая запасами нефти. Необходимость создания мощностей по производству искусственного жидкого топлива была обусловлена, прежде всего, уязвимостью основных источников углеводородного топлива, расположенных в Закавказье; трудностями, связанными с перевозкой топлива на большие расстояния в условиях военного времени и получением высококачественного топлива для военной авиации из природного сырья. Из этого примера отчетливо видно, насколько серьезными, обоснованными и комплексными были планы по подготовке к возможной войне.

Мобилизационное планирование создавало определенную базу и для принятия политических решений. Исходными данными были сведения о военном и экономическом потенциале СССР и потенциале вероятного противника. Причем оценка потенциалов производилась не только на начальный период войны, но и на перспективу, с учетом возможных потерь сторон и их способности восполнять потери и наращивать силы. Советские аналитики, исходя из положения о максимальном использовании противником своих ресурсов, зачастую преувеличивали силы противника.

Данные о силе и потенциале СССР и вероятного противника позволяли произвести оценку перспектив страны в ходе большой войны и на основе такой оценки принимать важнейшие решения в сферах внешней политики, военного и хозяйственного строительства. Возможно, именно достаточно ясное понимание тех опасностей и тех жертв, которые может принести большая война, обусловливали крайне осторожную внешнюю политику СССР в предвоенные годы. Становятся более понятными огромные усилия по развитию военного и экономического потенциала страны, а также политика, направленная на преодоление внутренних социальных противоречий.

Читать еще:  Определение взаимозависимости лиц по новым правилам

Фактические материалы, анализу которых посвящена эта книга, показывают лишь часть той огромной работы, которая проводилась в предвоенные годы для подготовки страны к военным испытаниям.

Стратегия «измора» в отечественной военной доктрине

В основе советской военной доктрины в период между Гражданской и Великой Отечественной войнами лежал тезис о неизбежности большой войны, представлявшейся как глобальное столкновение с решительными целями, в котором каждая из сторон стремится достигнуть полного поражения противника. Положение о решительном характере будущей войны было закреплено в Полевом Уставе 1936 г.: «Достижение решительной победы, полное сокрушение врага является основной целью в навязанной Советскому Союзу войне»[1]. При этом в случае войны СССР против коалиции капиталистических держав предполагалось столкновение не только враждебных государств, но враждебных идеологий. В результате этого война могла принять более ожесточенный характер, чем при столкновении двух коалиций капиталистических государств. Поэтому не исключалось, что противник будет использовать способы ведения войны, запрещенные международным правом. Весной 1940 г., выступая перед начальниками химических войск округов, маршал Г. И. Кулик обосновывал возможность применения химического оружия против СССР именно противостоянием в будущей войне двух различных социальных систем: «Сейчас дерутся люди одной породы (имелись в виду боевые действия Германии против Англии и Франции — А. М.), но разной масти, те и другие — капиталисты, это нужно учитывать. Когда будет война против нас, капиталисты пойдут на всякую пакость. Мы должны быть готовыми»[2].

Экономику ставят под ружье

Мобилизационная готовность не прошла проверку военными учениями?

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

  • На прошлой неделе Владимир Путин на совещании с руководством Министерства обороны и оборонно-промышленного комплекса заявил о том, что все крупные предприятия в России независимо от формы собственности должны быть готовы к резкому увеличению выпуска военной продукции. Поручение президента разработать дополнительные меры по повышению мобилизационной готовности российской экономики многие восприняли как сигнал о переводе частного сектора на «военные рельсы».

    «Не совсем понятно, кому предназначалось это высказывание президента, — говорит заведующий лабораторией военной экономики Института Гайдара Василий Зацепин. — Каждое предприятие, включенное в мобилизационные планы, и так в курсе, что оно должно делать в то или иное время».

    Совещание военных с участием президента в Сочи прошло по итогам стратегических учений «Запад-2017», в ходе которых среди прочего проверялась способность гражданских предприятий работать в военном режиме. «Результаты этих учений могли не понравиться властям, что, возможно, обсуждалось потом на закрытой части совещания, о которой мы ничего не знаем», — говорит Зацепин. В прошлом году, к примеру, так и произошло: после проведения учений Путин рассказал об «определенных недочетах, которые впоследствии могут повлиять на объемы и своевременность поставок продукции военного назначения». Впрочем, в тот раз реплика первого лица прозвучала куда менее угрожающе.

    Читайте также

    Война и сыр. Школы инструктируют, как работать в условиях военного положения

    Сегодня в России действует Федеральный закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации», регулирующий правила выполнения предприятиями государственных мобилизационных заданий на основе контракта с органами государственной власти. Расходы на проведение мобработ государство обязано компенсировать. Но если еще 5–7 лет назад правительство планировало отказаться от старых мобилизационных планов и перейти к более трезвым и современным стандартам, снизив нагрузку на предприятия, то сегодня риторика развернулась на 180 градусов. «Вероятно, с теми планами что-то пошло не так», — предполагает Зацепин. В последние годы, когда бюджеты на оборону достигли рекордных цифр, военным неожиданно понадобилась помощь гражданского сектора.

    Жизненно важный для бизнеса вопрос сегодня состоит в том, как именно стоит трактовать высказывание президента. Одно дело, если речь идет о частных предприятиях из формального перечня ОПК — они добровольно приняли на себя повышенные обязательства, связанные с надзорными органами, дополнительной отчетностью и другими издержками секретного делопроизводства. «Конечно, бизнес идет на это в расчете на какие-то бонусы: дополнительную прибыль или стабильность заказов. Государство обязано выплачивать предприятиям ОПК установленную цену продукции и оказывать помощь в поддержании мобилизационных мощностей», — говорит Зацепин. Но сегодня привлекательность сотрудничества с ОПК для бизнеса резко сокращается из-за риска западных санкций, а также из-за сложного финансового положения бюджета.

    Если же в сферу ОПК предполагается принудительным образом включить всю российскую промышленность, то последствия такой мобилизации окажутся катастрофическими.

    Читайте также

    Зимняя война. Зачем стране военные слухи

    Мнение эксперта

    — В СССР существовала абсолютно неэффективная, но внутренне логичная система производства. Начиная со сталинской индустриализации, власть совершенно не интересовало, какой гражданский продукт — макароны, иголки или бутылки для шампанского — выпускает то или иное гражданское предприятие. Все они создавались для того, чтобы производить военную продукцию. Так это было в 30-е годы, и поэтому после потери практически всех оборонных предприятий в европейской части России мы очень быстро смогли восстановить производство. Но в 1980-е годы это привело к краху советской экономики. На мобилизационные задания надо было тратить большие деньги: содержать параллельные поточные линии и избыточный контингент трудящихся с другими компетенциями. Разумеется, все это закладывалось в цену основного товара. Кроме того, производители вынуждены были модифицировать компоненты товаров таким образом, чтобы, грубо говоря, детали от холодильника «Минск» подходили и к атомной подлодке, что трагическим образом сказывалось на качестве товаров народного потребления. Государство не могло продолжать платить за избыточное производство, и вся эта система рухнула.

    Как результат в 1990-е годы из-за сложной системы производственной кооперации для выпуска истребителя Су-30 требовалось 1500 субконтракторов на территории бывшего СССР. Частные производители побежали от крайне невыгодного гособоронзаказа. Потом в 2000-е в бюджете вдруг появились деньги на производство вооружений, но гособоронзаказ долгое время срывался из-за отсутствия выстроенной цепочки кооперации. Из-за этого было решено наплевать на сверхрасходы и создать специальные военные производства. Таким путем пошли «Алмаз-Антей», объединение КНААПО и другие предприятия. Но в условиях экономического кризиса и сокращения иностранных заказов денег у государства оказалось недостаточно. Сегодня российский ОПК столкнулся с проблемами, которые не может разрешить самостоятельно, и на совещании с Путиным капитаны ОПК выдвинули идею: хорошо бы, чтобы гражданские предприятия, как в советские времена, выпускали военную продукцию. В нынешней России это означает, что сначала произойдет взлет коррупции, а затем национализация промышленности и конец всей рыночной экономики.

    Читать еще:  Отказ от права и отказ от осуществления права

    Завод несет расходы на мобилизационную подготовку

    Предприятия, которые интересны государству с точки зрения мобилизационной подготовки, могут получить соответствующее задание в любое время. Однако в период призывной кампании (весенняя стартовала с 1 апреля 2011 года) вероятность получить его может возрасти. О том, как учесть мобилизационные расходы, — в статье.

    Обязанности предприятий по мобилизационной подготовке

    — к защите государства от вооруженного нападения;

    — к удовлетворению потребностей государства и населения в военное время.

    При этом статья 9 Закона № 31-ФЗ возлагает на предприятия любых форм собственности определенные обязанности, которые они должны нести в рамках мобилизационной подготовки. Например, выполнять мобилизационные задания в соответствии с заключенными договорами. Причем завод не вправе отказываться от заключения такого договора, если его возможности позволяют выполнить мобилизационное задание. Договоры заключаются с компетентными федеральными и региональными органами государственной власти и органами местного самоуправления (подп. 7 п. 1 ст. 7, подп. 8 п. 1 ст. 8 Закона № 31-ФЗ).

    В мобилизационном задании предприятия могут обязать провести, например, мероприятия:

    — по созданию и сохранению мобилизационных мощностей и объектов (подп. 11 п. 3 ст. 2 Закона № 31-ФЗ);

    — по созданию, сохранению и обновлению запасов материальных ценностей мобилизационного и государственного резервов (подп. 14 п. 3 ст. 2 Закона № 31-ФЗ). Создать такой запас можно, к примеру, из производимой самим предприятием продукции, которая имеет мобилизационное значение.

    Источники финансирования

    Тем не менее многие заводы значительную часть затрат на мобилизационную подготовку финансируют за счет собственных средств без компенсации из бюджета (п. 2 ст. 14 Закона № 31-ФЗ). Это происходит по согласованию с соответствующими государственными органами власти и органами местного самоуправления, с которыми заключаются договоры на выполнение мобилизационных заданий.

    Доходы и расходы в налоговом учете

    Выполняя мобилизационные задания, предприятия нередко приобретают новые основные средства либо модернизируют (реконструируют) уже имеющиеся. По мнению чиновников финансового ведомства, такие затраты включаются в расходы через начисление амортизации (письмо Минфина России от 25 октября 2005 г. № 03-03-04/1/291).

    Однако суды с таким подходом не соглашаются. Подпункт 17 пункта 1 статьи 265 Налогового кодекса РФ не разделяет работы по мобилизационной подготовке на капитальные и некапитальные. Другие положения главы 25 Налогового кодекса РФ, которые не допускают отнесение капитальных затрат к внереализационным расходам, в данном случае не применяются.

    Следовательно, мобилизационные расходы капитального характера уменьшают налоговую базу в периоде их совершения. А начислять амортизацию не нужно (постановления ФАС Московского округа от 16 июля 2010 г. № КА-А40/7234-10, ФАС Уральского округа от 22 июля 2009 г. № Ф09-5230/09-С3, ФАС Северо-Западного округа от 8 мая 2008 г. № А66-7761/2006).

    Суммы бюджетной компенсации в доходах предприятия не учитываются. Основание — статья 41 Налогового кодекса РФ. Поскольку такие выплаты не могут считаться экономической выгодой. В данном случае они лишь возмещают затраты предприятия на мобилизационную подготовку.

    Доходы и расходы в бухгалтерском учете

    Здесь отметим, суммы компенсации мобилизационных расходов из бюджета учитываются как целевое финансирование.

    По мере несения соответствующих затрат средства целевого финансирования списываются на увеличение прочих доходов предприятия.

    Это следует из пунктов 7, 8, 9 ПБУ 13/2000 «Учет государственной помощи», которое утверждено приказом Минфина России от 16 октября 2000 г. № 92н.

    Таким образом, бухгалтерский и налоговый учет доходов и расходов в связи с мобилизационной подготовкой существенно отличается. В этой связи в учете образуются постоянный налоговый актив и постоянное налоговое обязательство (п. 4, 7 ПБУ 18/02 «Учет расчетов по налогу на прибыль организаций», которое утверждено приказом Минфина России от 19 ноября 2002 г. № 114н).

    Однако их величины одинаковы и совокупное влияние на текущий налог на прибыль равно нулю (п. 21 ПБУ 18/02). Поэтому, исходя из принципа рациональности, предприятие вправе не отражать в учете данные актив и обязательство.

    Пример.
    На балансе ОАО «Азотмаш» в составе основных средств числятся объекты мобилизационного назначения, частично используемые в производстве.

    В марте 2011 года общество произвело подрядным способом их ремонт на сумму 700 000 руб. Ремонт и его стоимость согласованы с компетентным органом государственной власти.

    В апреле 2011 года бюджет компенсировал предприятию часть затрат в размере 400 000 руб. Остальные расходы (300 000 руб.) не компенсируются.

    Бухгалтер ОАО «Азотмаш» сделал следующие записи.

    В марте 2011 года:

    ДЕБЕТ 76 КРЕДИТ 86

    — 400 000 руб. — отражены бюджетные обязательства по компенсации затрат предприятия;

    ДЕБЕТ 91 КРЕДИТ 60

    — 700 000 руб. — отражены затраты на ремонт мобилизационных объектов;

    ДЕБЕТ 60 КРЕДИТ 51

    — 700 000 руб. — перечислена подрядчику оплата за ремонтные работы;

    ДЕБЕТ 86 КРЕДИТ 91

    Читать еще:  Как купить автомобиль по льготному кредитованию

    — 400 000 руб. — отнесена к прочим доходам сумма бюджетной компенсации.

    В апреле 2011 года:

    ДЕБЕТ 51 КРЕДИТ 76

    — 400 000 руб. — получены денежные средства из бюджета.

    В состав налоговых расходов общество имеет право включить 300 000 руб. (700 000 — 400 000). Экономия по налогу на прибыль составит 60 000 руб. (300 000 руб. Ч 20%).

    Документальное подтверждение

    В частности, расходы могут подтверждать первичные учетные документы, оформленные в соответствии с законодательством РФ о бухгалтерском учете. А также документы, косвенно свидетельствующие о произведенных расходах.

    При этом существуют рекомендации чиновников по документальному оформлению мобилизационных расходов:

    — Рекомендации по форме документов. которые утверждены Минэкономразвития и Минфином России 16 августа 2005 г.;

    — Положение о порядке экономического стимулирования мобилизационной подготовки экономики, которое утверждено Минэкономразвития России, Минфином России, МНС России 2 декабря 2002 г. № ГГ-181, № 13-6-5/9564, № БГ-18-01/3.

    В соответствии с этими документами для подтверждения мобилизационных расходов необходимо иметь:

    — договор о выполнении мобилизационного задания;

    — согласованные с органом власти мобилизационный план и перечень финансируемых предприятием работ по мобилизационной подготовке;

    — смету затрат на проведение данных работ.

    Однако, как справедливо отмечает Минфин России, Налоговый кодекс РФ не содержит перечень документов, которые необходимо оформлять при проведении мобилизационной подготовки. Также не существует особых требований к содержанию таких документов. Кроме того, упомянутые выше Рекомендации и Положение не относятся к нормативным правовым актам, принятым в соответствии со статьей 4 Налогового кодекса РФ (письма Минфина России от 14 января 2011 г. № 03-03-06/1/12, от 3 августа 2010 г. № 03-03-05/175).

    Таким образом, к документальному подтверждению расходов на мобилизационную подготовку применяются общие правила. Это означает, что для их признания в налоговом учете достаточно договора о выполнении мобилизационного задания, а также первичных учетных документов и иных документов, которые косвенно подтверждают понесенные расходы. Если же из договора четко не следует, какие конкретно работы должны быть произведены, рекомендуется все-таки составить и согласовать мобилизационный план и (или) перечень работ.

    Предприятие не вправе отказываться от мобилизационного задания, если оно в силах его выполнить. Для этого предприятие обязано заключить соответствующий договор с компетентным органом государственной власти или органом местного самоуправления. По согласованию с ними часть затрат на мобилизационную подготовку предприятие может финансировать за счет собственных средств без компенсации из бюджета. При этом некомпенсируемые расходы уменьшают и бухгалтерскую, и налоговую прибыль. Документальное подтверждение расходов на мобилизационную подготовку происходит в общеустановленном порядке.

    Выполнение мобилизационного задания

    Вопрос-ответ по теме

    Вопрос

    В соответствии со ст.8 ФЗ № 31-ФЗ о мобилизационной подготовке и мобилизации в РФ» администрация муниципального образования размещает мобилизационное задание на поставку продукции для государственных нужд, которая может быть осуществлена в будущем в течение годового периода при наступлении необходимости. Администрация просит рассмотреть заявку на поставку продукции для госнужд с учетом возможностей производства и просит дать по ней заключение. Можно, ли отказаться от участия в мобилизационном задании (в удовлетворении заявки)? Какие штрафные санкции возможны при отказе? Каковы возможные риски при принятии заявки?

    Ответ

    Да, можно отказаться. Организации обязаны выполнять мобилизационное задание в соответствии с заключенным контрактом (п. 5 ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 26.02.1997 № 31-ФЗ). До тех пор, пока контракт не заключен, организация не имеет обязанностей перед администрацией. Поэтому Вы можете отказаться от участия.

    Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

    1. Организации обязаны:

    1) организовывать и проводить мероприятия по обеспечению своей мобилизационной готовности;

    2) создавать мобилизационные органы или назначать работников, выполняющих функции мобилизационных органов (далее — мобилизационные работники);

    3) разрабатывать мобилизационные планы в пределах своих полномочий;

    4) проводить мероприятия по подготовке производства в целях выполнения мобилизационных заданий (заказов) в период мобилизации и в военное время;

    5) выполнять мобилизационные задания (заказы) в соответствии с заключенными договорами (контрактами) в целях обеспечения мобилизационной подготовки и мобилизации*;

    6) при объявлении мобилизации проводить мероприятия по переводу производства на работу в условиях военного времени;

    7) оказывать содействие военным комиссариатам в их мобилизационной работе в мирное время и при объявлении мобилизации, включая:

    обеспечение своевременного оповещения и явки работающих (проходящих службу, обучающихся) в этих организациях граждан, входящих в состав аппарата усиления военных комиссариатов или подлежащих призыву на военную службу по мобилизации, на сборные пункты или в воинские части;

    обеспечение поставки техники на сборные пункты или в воинские части в соответствии с планами мобилизации;

    10) предоставлять в соответствии с законодательством Российской Федерации здания, сооружения, коммуникации, земельные участки, транспортные и другие материальные средства в соответствии с планами мобилизации с возмещением государством понесенных ими убытков в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации;

    11) создавать военно-учетные подразделения, выполнять работы по воинскому учету и бронированию на период мобилизации и на военное время граждан, пребывающих в запасе и работающих в этих организациях, обеспечивать представление отчетности по бронированию.

    2. Организации не вправе отказываться от заключения договоров (контрактов) о выполнении мобилизационных заданий (заказов) в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства, если с учетом мобилизационного развертывания производства их возможности позволяют выполнить эти мобилизационные задания (заказы). Возмещение государством убытков, понесенных организациями в связи с выполнением ими мобилизационных заданий (заказов), осуществляется в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

    3. Организации обязаны предоставлять информацию, необходимую для разработки и осуществления мобилизационных мероприятий, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.»

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector