Конфликт фсб и ск продолжился в суде

Конфликт фсб и ск продолжился в суде

Михаил Максименко заявил, что его оговорили под давлением контразведчиков, а гособвинитель причислил к коррупционерам главу ГСУ Москвы.

Не успели «отзвенеть кандалы» экс-министра экономразвития Алексея Улюкаева, осужденного за взятку, как в столице начался второй громкий коррупционный процесс. Дело слушается на этот раз не в районном, а в Московском городском суде на Преображенке.

Хотя подсудимый Михаил Максименко — не федеральный министр, и вообще не министр, и даже не генерал. Положенного ему по табелю о рангах первого генеральского чина он получить не успел. И сумма взятки, которую ему вменяют, вчетверо меньше «улюкаевской» — не $2 млн, а только $500 тыс. Но есть, по крайней мере, одно обстоятельство, которое мешает употребить здесь сакраментальное «труба пониже, дым пожиже». Полковник Максименко возглавлял Главное управление межведомственного взаимодействия и собственной безопасности Следственного комитета РФ. Он должен был надзирать за чистотой следственных рук.

Злые языки любят именовать разные УСБ «тайной полицией внутри тайной полиции». В общем-то, понятно, что люди «святее Папы Римского» в полицейских системах встречаются редко. И не чьей-то личной дзержинской святостью должна обеспечиваться чистоплотность правоохранителей. Между тем сам 44-летний подсудимый, наделенный от природы неплохой внешностью, ни на какого «серого кардинала» не походил — несмотря на серый мохнатый свитер, в котором он и предстал перед правосудием, водворенный в застекленную «клетку.

Первый день открытого процесса, как полагается, был посвящен «исследованию доказательств обвинения». Прокурор Борис Локтионов кратко изложил версию обвинения. Максименко вменяется получение двух взяток, но они различаются на порядок — и по сумме, и по серьезности событий.

Основной эпизод — это, конечно, те самые полмиллиона долларов. По версии обвинения, глава УСБ СК взял их за облегчение судьбы двух, грубо говоря, бандитов — соратников находящегося в тюрьме «вора в законе» Захария Калашова, известного криминальной среде как Шакро молодой. Один из этих людей, Андрей Кочуйков, носит элегантную кличку Итальянец, про второго известно только, что его зовут Эдуард Романов, и в суде он упоминался исключительно в связке с Кочуйковым.

Эти двое были задержаны по делу о вымогательстве — при попытке рейдерского захвата ресторана Elements на Рочдельской улице в Москве. Дело это шумное и кровавое — впрочем, застрелены оказались еще двое бандитов, а тот, кто их застрелил, адвокат и ветеран госбезопасности Эдуард Буданцев, приехал в ресторан, откликнувшись на просьбу о защите владелицы заведения Жанны Ким. Все это предельно кратко изложил прокурор.

Так вот, что касается живых, но арестованных Кочуйкова и Романова, то у их «друзей» возникла идея переквалифицировать им статью 163 УК РФ — вымогательство, к тому же отягощенную 3-м пунктом об организованной группе и особо крупном размере, на статью 330 — самоуправство, куда более легкую и позволяющую из-под стражи выйти.

Среди высоких должностных лиц Следственного комитета, взявшихся эту комбинацию провернуть, кроме самого Максименко, фигурируют еще трое — его бывший зам Александр Ламонов, бывший заместитель начальника Главного следственного управления СК РФ по Москве Денис Никандров и экс-начальник Следственного управления по Центральному округу столицы Александр Крамаренко. Но львиную долю денег — 80% или $400 тыс. взял именно главный обвиняемый.

В роли «благодетеля», пожелавшего выкупить своего друга Кочуйкова, выступил бизнесмен Олег Шайхаметов, а в роли «курьеров» — передаточных звеньев между преступным миром и господами начальниками — двое бывших сотрудников МВД, Евгений Суржиков и Денис Богородецкий.

Злополучная перестрелка в ресторане произошла 14 декабря 2015 года, «взяточный» замысел постепенно вызревал весной 2016-го. Затем, 15 июня, Кочуйков и Романов были-таки освобождены из-под стражи, чтобы тут быть задержанными органами ФСБ, которые все это время, как водится, не дремали. А 19 июля задержали Максименко, Ламонова и Никандрова.

К настоящему моменту все, кроме Максименко, свою вину признали и активно сотрудничают со следствием. А он один отпирается, отвергает все обвинения и требует оправдательного приговора.

Еще один, крайне любопытный момент: в сухой речи прокурора, наряду с фамилиями преступных начальников СК, упомянут еще один — глава Главного следственного управления СК РФ по Москве Александр Дрыманов. Вот кто генерал, между прочим — ну, и, вообще, «первое лицо». Но Дрыманов не арестован и не снят с должности — это позволяет предположить, что происходит какая-то схватка под ковром, результаты которой мы, возможно, узнаем позже.

Огласил прокурор и второй эпизод, датируемый раньше первого, но куда менее значительный. Опять-таки, по версии обвинения, некий питерский знакомый Максименко, предприниматель по фамилии Шенгелия, обиженный на сотрудников ГУ МВД по Санкт-Петербургу, которые подвергли его допросу, попросил возбудить против них дело, якобы о краже у него дорогих наручных часов. Дело было возбуждено, а затем прекращено. «Цена же вопроса» — взятка — составила $50 тыс.

Михаил Максименко заявил на суде о непризнании себя виновным. Он объявил, что никаких взяток не брал, что «доказательства» главного эпизода базируются полностью на показаниях лиц, привлеченных к уголовной ответственности.

«В течение длительного времени они давали правдивые показания о том, что никакой взятки не было, — сказал Максименко. — А затем, под давлением со стороны сотрудников ФСБ, были вынуждены оговорить меня. Никандрова и Ламонова сотрудники ФСБ обманули, обещав освободить из-под стражи, чего не произошло».

Денежные средства, о которых идет речь, так и не были найдены, между тем, никаких крупных трат за это время Максименко не производил.

«В обвинении в получении взятки от Шенгелии также чувствуется необъективность, — продолжал подсудимый. — Есть показания Шенгелии, который обратился с заявлением, спустя более чем два года с момента передачи денег, затем многократно менял показания. И никак не может объяснить целесообразность возбуждения уголовного дела о хищении у него часов, стоимость которых эквивалентна стоимости самой взятки. К тому же, он не потребовал от меня возврата денег, когда постановление о возбуждении дела было отменено».

И сам Максименко, и его защита напомнили, что в декабре 2014 года, которым датируется эпизод с Шенгелия, полковник еще не занимал своей грозной должности. Но и на посту начальника УСБ СКР он не обладал необходимыми полномочиями для переквалификации конкретных дел.

На это прокурор Локтионов возразил с опережением. В самом начале своей речи он сказал, что «не обладая полномочиями по непосредственному принятию решений по уголовным делам, находящимся в производстве следственных органов СКР», Максименко и его соучастники могли воздействовать на тех начальников, в чьем ведении уголовные дела находились. «В силу своего должностного положения с использованием авторитета и иных возможностей — полномочий по назначению и проведению служебных проверок в отношении сотрудников СК».

В первый день был допрошен один свидетель обвинения — Евгений Суржиков. Дородного сложения мужчина, моложавый — публика, возможно, могла удивиться, узнав, что он был начальником отдела в московском областном угрозыске, имел звание полковника и уже уволился на пенсию, прослужив 25 лет.

По словам Суржикова, будучи человеком далеко не старым, он пошел устраиваться на работу в некое охранное предприятие. И в роли кандидата в сотрудники ЧОПа случайно оказался у дверей того самого ресторана, где происходила перестрелка. Впрочем, ничего страшного — сам даже внутрь не заходил. Но — вызывался, естественно, в качестве свидетеля. К тому же он успел познакомиться с Кочуйковым. И, волнуясь насчет последствий, активно обсуждал дело со своим другом и коллегой Денисом Богородецким, который был у него в подмосковном угрозыске заместителем (и подполковником).

Так вот, через какое-то время Богородецкий и подошел к нему с известием о предложении богатого друга Кочуйкова по имени Олег (фамилии Шайхаметов они даже и не знали) касательно облегчения судьбы арестованных путем переквалификации статьи.

Суржиков явно отдавал более важную роль Богородецкому, у которого были знакомства в Следственном комитете. Он-то якобы и взялся поговорить с высокими начальниками из УСБ. Ну, а сумму взятки в $500 тыс. вроде как назначили сами Богордецкий с Суржиковым интуитивным путем.

Читать еще:  Сколько времени человек может жить без регистрации

Друзья-правоохранители не думали, что все это серьезно. Однако уже через два дня, а именно 28 апреля 2016 года, в ресторане на 1-й Тверской-Ямской Шайхаметов вручил Суржикову картонную коробку, очень плотно засунутую в полиэтиленовый пакет. По словам Суржикова, данную коробку он не открывал и денег как таковых не видел. Просто передал Богородецкому, а тот через несколько дней вручил ему долю — $25 тыс. Себе же Богородецкий взял вдвое больше, что естественно — знакомства-то были его.

Полученные доллары Суржиков истратил за две с половиной недели — объясняя этот факт, он заметил: «У меня трое детей, настоящая жена и первая жена-инвалид». От уголовного преследования по этому делу и Богородецкий, и Суржиков освобождены ввиду деятельного раскаяния — вот только Суржиков сейчас является подсудимым по другому уголовному делу.

Адвокату Александру Вершинину, замучившему его и суд многочисленными вопросами, Суржиков снисходительно объяснил, что он полгода просидел в Лефортове, давал показания сразу по трем делам — и потому имеет право кое-что и запамятовать. Человеческая трагикомедия, однако.

Предстал перед публикой Денис Богородецкий, но показания давать отказался, воспользовавшись статьей 51 Конституции РФ, которая дает право не свидетельствовать против себя. Также Богородецкий с сожалением сообщил, что за это время тяжело заболел рассеянным склерозом.

Гостайна возникла в процессе

Бывший замглавы УСБ СК Михаил Максименко дал показания, после чего суд закрыли для журналистов

Фото: Артем Коротаев / ТАСС

  • карточка процесса

    Суд: Московский городской суд
    Статьи: ч. 6 ст. 290 УК («Получение взятки должностным лицом»)
    Обвиняемый: Михаил Максименко, экс-начальник Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СК РФ
    Стадия: судебное следствие
    Грозит: до 15 лет лишения свободы

    В Мосгорсуде продолжаются слушания по делу бывшего начальника управления собственной безопасности Следственного комитета Михаила Максименко, обвиняемого в получении взятки в 500 тысяч долларов за освобождение из СИЗО криминального авторитета Андрея Кочуйкова — правой руки вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодого). Задержанные вместе с Максименко его заместитель Александр Ламонов и замруководителя ГСУ СК по Москве Денис Никандров, напомним, заключили сделку со следствием, их дело выделено в отдельное производство.

    На прошлой неделе в суде в качестве свидетеля защиты выступил начальник столичного главка СК Александр Дрыманов. По данным обвинения, Дрыманов был одним из получателей взятки по делу Кочуйкова. До этого показания на бывшего начальника дал Денис Никандров — он якобы давал взятку за свое назначение замруководителем ГСУ. Дрыманов, однако, все обвинения счел «абсурдными» — по его мнению, Никандров дал показания под давлением ФСБ. Максименко Дрыманов охарактеризовал как человека, который всегда призывал действовать «только по закону». А дело о перестрелке на Рочдельской, по его мнению, было «использовано как ширма» для незаконного преследования следователей.

    В понедельник 26 марта пришел черед Максименко давать показания. В «аквариуме», как обычно, он снял синий полосатый свитер с узором в полоску и остался в одной серой «водолазке» — за время процесса (он длится полтора года) подсудимый заметно похудел. Пока суд приобщал к делу сведения о доходах Максименко с 2014 по 2016 годы, тот наблюдал за всем, сложив руки на груди, потом делал пометки в тексте показаний, затем, покачиваясь на месте, смотрел на судью. Бывший начальник управления собственной безопасности СК заметно волновался.

    Наконец судья Олег Музыченко пригласил Максименко выступить. Тот говорил сбивчиво, микрофоны из «аквариума» передавали звук его голоса с небольшими помехами. Он категорически отказался признавать свою вину по обоим эпизодам дела. Обвинение в получении взятки охарактеризовал как «ложное» и «надуманное».

    — У меня не было полномочий по возбуждению уголовных дел, как мне инкриминируется по эпизоду дела Шенгелии (бизнесмена Бадри Шенгелии — Ред.), или по переквалификации дела, как по эпизоду Шейхаметова (Олег Шейхаметов, по данным обвинения, выступил посредником в передаче взятки сотрудникам СК от Шакро Молодого — Ред.). Я не мог вмешиваться в ход расследования. Ни один из руководителей следственных органов мне не подчинялся, — зачитывал показания Максименко.

    Он говорил, что какого-либо авторитета его должность по сравнению с другими руководителями СК не имела:

    — Их должности были генеральскими, их назначал президент, а меня назначал председатель СК. Я мог только проводить проверку деятельности сотрудников. Мои решения носили рекомендательный характер.

    Далее Максименко обратился к эпизоду с часами Шенгелии. По версии прокуроров, в октябре 2015 года Максименко получил взятку в размере 50 тыс. долларов от предпринимателя. Шенгелия расстроился из-за конфликта с полицейскими, якобы укравшими у него дорогие наручные часы, и попросил Максименко организовать их уголовное преследование. По словам Максименко, который отрицает получение взятки от бизнесмена, с Шенгелией он общался редко, получал от него некоторую информацию о сотрудниках петербургского СК, но «никакой коррупционной связи не было». Никакого интереса в том, чтобы преследовать Романа Полозаева (объект проверки по факту кражи часов, начальник пятого отдела угрозыска по Ленинградской области, занимающегося «ворами в законе») или Александра Клауса (начальник ГСУ СК по Санкт-Петербургу; обвинение считает, что Максименко был заинтересован в его смещении с должности) у него не было.

    Как заявил Максименко, Бадри Шенгелия дал показания против него под давлением ФСБ. Никакой передачи денег не было. Об эпизоде с часами главе собственной безопасности СК вообще узнал не от Шенгелии, а от оперуполномоченного отдела «Запад» УСБ МВД Виталия Федосова: тот ему рассказал, что сотрудники МВД изъяли часы у Шенгелии. Проводить проверку действий сотрудников петербургской полиции петербургские же следователи не торопились, и Максименко заподозрил наличие в этом промедлении «коррупционного момента» — во всяком случае, на такую возможность ему намекал Ламонов. Максименко поручил провести проверку петербургских следователей и одновременно сделал доклад председателю СК. Проверка была поручена полковнику Светлане Зиновой — замруководителя управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК. На ход проверки Максименко давления не оказывал (сама Зинова сказала в суде, что Максименко контролировал ход проверки — Ред.).

    Перелистнув страницу записей, Максименко вернулся к первому эпизоду дела. Рассказывал, что не знал следователей, которые вели расследование дело о перестрелке на Рочдельской, и, даже если бы и захотел, не мог оказать на них давления. Олега Шейхаметова не знал и денег от него не получал. Перестрелкой же заинтересовался, когда увидел видеозапись с места происшествия. И его привлекли не действия Кочуйкова, а хладнокровие адвоката Эдуарда Буданцева, открывшего огонь в ресторане. «Я четко видел, как Буданцев, бывший сотрудник ФСБ, целенаправленно убивает несколько человек», — пояснил Максименко суду.

    Позже он узнал о том, что Кочуйков и еще один участник перестрелки Романов отправлены в СИЗО, а «убийца» Буданцев находится под домашним арестом. Максименко стал расспрашивать Дрыманова о деле, но тот лишь ответил, что «дело ведется объективно». При этом Дрыманов сообщил, что судьбой Буданцева интересуются его бывшие коллеги из Управления «М» ФСБ. В личном разговоре с Максименко замглавы управления «М» Александр Трухачев сказал, что Буданцев «невиновен», но интерес управления к делу никак не комментировал. Сам подсудимый устранился от дела, решив, что в управлении «разберутся без его советов».

    Однако история получила продолжение, когда Ламонов, приехав к начальнику в гости, признался, что от неких знакомых «получил сумму в 500 тысяч» для «решения вопроса Кочуйкова и Романова». Максименко заподозрил в словах заместителя провокацию. Подсудимый, по его собственному признанию, иногда сам дезинформировал сотрудников, чисто чтобы проверить, коррумпированы ли они («Рассказывал всякие небылицы»). Когда Ламонов ему сказал про 500 тысяч, Максименко возмутился, сказал, что они с Ламоновым не могут и не должны влиять на дело, и посоветовал заму вернуть деньги. Этот совет он якобы сопроводил напутствием не интересоваться делом, учитывая конфликт интересов СК и ФСБ. Сами деньги Максименко «никогда в руках не держал».

    Отдельно Максименко рассказал и о взаимоотношениях с предпринимателем Дмитрием Смычковским — в ФСБ его считают одним из взяткодателей по делу. У Смычковского, говорил Максименко, был обширный круг знакомств в силовых структурах, но отношения между ними были исключительно приятельские — Смычковский предоставлял главе собственной безопасности СК информацию о возможных кадровых перестановках в органах, позже эта информация подтверждалась.

    Читать еще:  Отгул на свадьбу по трудовому кодексу статья

    Незадолго до своего ареста Максименко расспрашивал Смычковского, не известно ли ему о случаях коррупции среди следователей. Предприниматель заявил, что о таких случаях не знает, а затем внезапно сказал о том, что управление «М» готовит провокацию против следователей. Для проведения провокации якобы была подготовлена сумма в 3 миллиона долларов. Максименко собирался доложить об этом Бастрыкину, но не успел, так как был задержан.

    Когда подсудимый завершил выступление, судья Музыченко закрыл заседание — вопросы, которые намеревались задать Максименко стороны, были связаны с государственной тайной.

    Как пояснил «Новой» адвокат Максименко Андрей Гривцов, теперь из-за наличия гостайны процесс будет проходить целиком в закрытом режиме, включая прения сторон. Журналистов ждут лишь на оглашении приговора.

    Аресты в СКР: борьба с коррупцией или конфликт силовиков?

    Поделиться сообщением в

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Во вторник в Москве были арестованы трое высокопоставленных сотрудников Следственного комитета: глава управления собственной безопасности СК Михаил Максименко и его зам Александр Ламонов, а также замначальника столичного управления ведомства Денис Никандров. Это самый сильный удар по СК за все время существования ведомства. Русская служба Би-би-си обобщила основные версии причин арестов.

    Официальная версия: превышение полномочий и взятки от криминалитета

    Согласно официальному сообщению на сайте ФСБ России от 19 июля, поводом для следственных действий стало уголовное дело, возбужденное «по фактам превышения [сотрудниками СК] должностных полномочий, а также получения взяток от представителей криминального сообщества». В пресс-релизе подчеркивается, что в ФСБ действовали «по согласованию» с главой СК Александром Бастрыкиным (этого требует УПК) и совместно с его ведомством. «Президенту Российской Федерации по данным фактам доложено», — гласил текст сообщения.

    • Кремль:

    В среду пресс-секретарь президента Россиии Дмитрий Песков пояснил: «Действительно, это идет такая санация, чистка внутренних рядов. Это составная часть общей, последовательной линии». По его словам, «антикоррупционная работа», которую ведут власти, «касается не только чиновников или участников экономической деятельности, но и следственных органов». Он не смог ничего сказать в ответ на вопрос, как эта ситуация может сказаться на положении Бастрыкина, и добавил, что президент получает «исчерпывающую информацию» по делу.

    Официальный представитель СК Владимир Маркин на следующий день после ареста сослуживцев сказал, что ему «стыдно и горько за то, что произошло с нашими так называемыми коллегами. И это, конечно, бросает тень на все ведомство, но работа по самоочищению будет продолжаться».

    Версия подозреваемых: взятка, которой не было, и закулисные игры

    Заседания по избранию меры пресечения всем троим задержанным проходили в закрытом режиме по просьбе их защиты. Арестованные отрицают свою вину. Никандров, когда в суде решался вопрос о его аресте, сказал: «Никаких преступлений я не совершал».

    Никандров подозревается в получении взятки в 1 млн долларов, рассказал агентству Интерфакс адвокат Ламонова Алексей Носков. По его словам, самому Ламонову вменяется роль посредника. При этом защитник утверждает, что следствию неизвестны ни источник взятки, ни ее конечный получатель, ни время совершения предполагаемого преступления. «Я считаю, что это все закулисные игры с целью сместить и подвинуть его [Ламонова] на рабочем месте», — сказал Носков. Защита Ламонова утверждает, что деньги, якобы использовавшиеся для взятки, пока не найдены.

    Адвокат Максименко Николай Анюшин считает, что кому-то «не понравилось», как задержанные следователи вели несколько уголовных дел. Он сказал ТАСС, что речь, в частности, идет о деле в отношении Захария Калашова (криминальный авторитет, известный как Шакро Молодой). А также о деле об убийстве сотрудников ЧОП (возможно, имеется в виду громкое дело о перестрелке у московского ресторана где одна из сторон могла представлять интересы Калашова). Информацию о взятке в 1 миллион долларов он не подтверждает.

    Версия СМИ №1: выкуп за «Итальянца»

    Многие СМИ пишут, что уголовное дело в отношении следователей связано с судьбой Андрея Кочуйкова, также известного в криминальных кругах, как Итальянец. Наиболее насыщенной подробностями оказалась версия событий, изложенная агентством «Росбалт» со ссылкой на источники в спецслужбах (она в целом совпадает с изложением событий в РБК, «Ведомостях», «Коммерсанте», «Московском комсомольце» и других СМИ).

    В декабре 2015 года у ресторана Elements на Рочдельской улице в Москве произошла перестрелка. Погибли два человека. Поводом для перестрелки стал денежный конфликт владелицы ресторана и дизайнера интерьеров. Последняя, утверждали СМИ, привлекла на свою сторону представителей «вора в законе» Калашова во главе с его «правой рукой» Итальянцем. Последнего арестовали. Калашов, пишет Росбалт, был готов дать взятку за освобождение Итальянца.

    Агентство называет еще одного посредника — бывшего сотрудника правоохранительных органов, а ныне директор ЧОПа, работающий в основном на криминального авторитета. По данным ФСБ, указывает издание, после этого по цепочке была передана сумма в 1 миллион долларов. После этого Итальянцу не был продлен арест.

    Однако, как говорят источники Росбалта в спецслужбах, весь этот процесс с помощью телефонной прослушки, отслеживания электронной переписки и даже слежки с квадрокоптеров отследили в ФСБ. В итоге Итальянца задержали, как только он покинул стены СИЗО. Калашова арестовали. Директор ЧОПа дал признательные показания и стал «секретным свидетелем» ФСБ. Рядовые следователи СК также дали показания на Никандрова, утверждает Росбалт.

    Версия СМИ №2: конфликт силовиков

    РБК, «Ведомости», «Коммерсант» пишут со ссылкой на собственные источники, что «дело Итальянца», возможно, не единственная причина задержания высокопоставленных следователей. Собеседники РБК в спецслужбах и Кремле указывают, что аресты произошли не только на фоне противостояния СКР и ФСБ, но в результате борьбы между разными группами влияния внутри обоих ведомств.

    Сотрудники ФСБ при этом получили полный карт-бланш на задержания в рамках публично декларируемой установки на чистку рядов перед грядущими парламентскими выборами. Все это может ослабить позиции Бастрыкина, полагает собеседник РБК в ФСБ. С версией о том, что аресты связаны, в том числе и с противоборством силовых группировок согласен и неназванный собеседник газеты «Ведомости» в правоохранительных органах.

    «Очевидно, что и Бастрыкин, и те люди, что были задержаны, представляют лагерь в российских спецслужбах, который некоторые высшие российские чиновники считают, во-первых, абсолютно коррумпированным, и во-вторых, абсолютно неуправляемым [. ] Мы имеем дело с настолько непрозрачным и в то же время настолько переплетенным клубком, что надо либо все это распутывать — и тогда будет много разных историй, — либо есть политическая рамка, в которую можно все это поместить», — считает журналист Константин Гаазе.

    «Расследование может привести к серьезным кадровым перестановкам в комитете», — указывает «Коммерсант». СК лишился влиятельных и опытных руководителей. Кресла в управлении собственной безопасности ведомства могут теперь занять представители одноименного подразделения ФСБ, пишет газета.

    oper_1974

    Мемуарная страничка

    Честные злодеи Родиной не торгуют.

    Банальная перестрелка в кафе привела к серьезному противостоянию не только в криминальном мире но и в силовых структурах. Те кто решил убрать на нары Шакро Молодого, теперь убирает и его «крышу» в правоохранительных органах.
    Задержание высших офицеров СКР — дело беспрецедентное. Ведь это говорит о том что «новая игрушка» Президента — Следственный Комитет, который позиционировал себя как кристально чистых, строгих и неприступных борцов с коррупцией — сам коррумпировался до самых верхов. Это сильный удар по Бастрыкину.

    Задержанный генерал СК Никандров вел несколько громких дел, в том числе и дело «подмосковных прокуроров» которое благополучно развалилось. И после этого пошел на повышение. До этого он посадил собственного начальника Довгия.

    Национальная Гвардия (Росгвардия) тоже «новая игрушка» Президента, интересно сколько продержится она.

    Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков не располагает информацией о задержаниях, но может предположить, что президенту РФ Владимиру Путину об этом доложено. Так Песков ответил на вопрос, известно ли президенту о задержаниях в Следственном комитете и не стоит ли теперь вопрос об отставке его руководителя Александра Бастрыкина, передает РИА «Новости».

    «Я пока не могу ответить на этот вопрос. Не имею информации, в курсе ли президент, но могу предположить, что, конечно же, ему доложено», — сказал Песков.

    Читать еще:  Последствия регистрации иностранного гражданина в своей квартире

    Никандров был назначен первым замглавы столичного управления СКР указом президента Владимира Путина от 1 мая 2016 года. В прошлые годы Никандров принимал участие в расследовании ряда громких дел, в том числе «второго дела ЮКОСа», дела против бывшего руководителя тогда еще ГСУ СКП Дмитрия Довгия и бывшего начальника отдела Следственного управления Главной военной прокуратуры РФ Андрея Сагуры, а также возглавлял следственную группу по делу о «крышевании» прокурорами подпольных казино в Подмосковье, которое в итоге так и не дошло до суда.
    +++++++++++++++

    Замглавы ГСУ СК по Москве и начальник службы собственной безопасности ведомства задержаны в связи с делом Шакро Молодого.

    Первый заместитель руководителя столичного главка Следственного комитета РФ Денис Никандров, начальник службы собственной безопасности этого ведомства Михаил Максименко и его заместитель Александр Ламонов задержаны 19 июля в ходе следственных мероприятий в здании ГСУ СКР по Москве.

    Высокопоставленных сотрудников СК подозревают в превышении должностных полномочий и получении взяток от представителей криминального сообщества, сообщили в ФСБ, отметив, что президенту Владимиру Путину доложено о следственных действиях в отношении подозреваемых, проводимых сотрудниками спецслужбы совместно со Следственным комитетом при согласии председателя СКР Александра Бастрыкина.
    Также в ФСБ уточнили, что обыски проходят месту жительства и работы подозреваемых, решается вопрос об избрании им меры пресечения.

    Задержанных доставили в Лефортовский суд Москвы на микроавтобусе в сопровождении людей в масках, передает ТАСС. «В суд поступили ходатайства об аресте данных лиц», — сообщила агентству пресс-секретарь Лефортовского районного суда Москвы Екатерина Краснова.
    Суд намерен решить вопрос об их аресте уже во вторник, передает РИА «Новости» со ссылкой на пресс-службу суда. Задержанным грозит до 15 лет лишения свободы, добавили в пресс-службе.

    Генерал-майор юстиции Никандров был задержан 19 июля прямо на рабочем месте следователем центрального аппарата СК «по подозрению в должностном преступлении», передает «Интерфакс» со ссылкой на источник в правоохранительных органах. Также собеседник агентства сообщил, что в нескольких кабинетах в столичном ГСУ СКР на Арбате проводятся выемки документов.

    Источник «Интерфакса» сообщил: «Сейчас по делу проходит семь сотрудников главка и центрального аппарата СКР, в том числе состоящих на руководящих должностях. В их кабинетах изымается служебная документация».

    По согласованию с Председателем Следственного комитета Российской Федерации Федеральной службой безопасности совместно со Следственным комитетом по возбужденному уголовному делу осуществляются следственные мероприятия в отношении ряда сотрудников СК России по фактам превышения ими должностных полномочий, а также получения взяток от представителей криминального сообщества.

    По сведениям LifeNews, генерал Никандров бал задержан при попытке получения взятки в размере одного миллиона долларов, его подозревают в том, что за эти деньги он обещал «решить вопрос» с делом против Калашова, арестованного недавно по обвинению в вымогательстве.

    Начальник службы собственной безопасности ГСУ СКР по Москве Михаил Максименко задержан сотрудниками ФСБ в рамках расследования «дело Шакро», сообщает «Росбалт» со ссылкой на источник в правоохранительных органах. По версии следствия, именно Максименко отдал следователям отдела СК по Центральному административному округу Москвы указание не обращаться суд с ходатайством о продлении ареста «правой руке» Калашова Андрею Кочуйкову по прозвищу Итальянец по делу о перестрелке у ресторана Elements на Рочдельской улице в Москве 14 декабря 2015 года, говорится в сообщении.

    Срок содержания под стражей Кочуйкова по этому делу истек в середине июня 2016 года. Однако, как рассказал источник агентства, следователь СО по ЦАО ГСУ СК по Москве не стал обращаться в суд с ходатайством о продлении ареста.
    В результате 14 июня Итальянец покинул пределы СИЗО «Матросская тишина», но вскоре вновь был задержан сотрудниками ФСБ и МВД РФ, на этот раз — по делу о вымогательстве у владелицы ресторана Жанны Ким.

    По данным источника Агентства городских новостей «Москва», ФСБ вела наблюдение за Никандровым и Максименко с января 2016 года, а одним из поводов для начала проверки стала декларация о доходах члена семьи одного из задержанных.

    Источник добавил, что Никандров до назначения на нынешний пост работал в следственной группе при председателе СК РФ Александре Бастрыкине, которая занимается расследованием громких и резонансных дел, а с именем Максименко связывают рейдерские захваты предприятий в Санкт-Петербурге, в которых участвовали воры в законе. Максименко ранее работал в управлении «М» ФСБ, а также возглавлял управление собственной безопасности центрального аппарата СК РФ.

    Наверное, ни один коррупционный скандал не вызывал такой шок, как тот, который грянул сегодня в Следственном комитете. Задержаны не рядовые следователи, а первый заместитель руководителя ГСУ СКР по Москве Денис Никандров, руководитель Управления собственной безопасности СКР Михаил Максименко, руководитель Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности Александр Ламонов. Мы разобрались в хитросплетениях этого детектива.

    Особенно занятно, что весь сыр-бор разгорелся из-за банальной бандитской разборки, коих на криминальном российской веку было сотни и сотни. Но в этом деле вообще много занятного.

    Про бой за кафе Elements в минуте ходьбы от Белого дома, произошедший 14 декабря прошлого года, уже смело можно писать криминально-социальный роман. В этом деле как в зеркале отразились основные беды современной России: рука руку моет, все решают деньги, а на закон плевать.

    Для непосвященных напоминаем: владелица кафе и близкая подруга одного очень могущественного олигарха Жанна Ким не смогла мирно решить вопрос оплаты с дизайнером кафе Фатимой Мисиковой. Женщинам драться не к лицу, так что на ринге в итоге сошлись мужчины.
    Интересы Жанны представлял широко известный в полицейских кругах полковник и адвокат Эдуард Буданцев. Интересы Фатимы — не менее известный, но в кругах уже бандитских Андрей Кочуйков по кличке Итальянец. Когда Буданцеву стало ясно, что перевес на стороне гангстеров, он открыл огонь и убил двоих людей Итальянца. В итоге всех участников бойни задержали.

    А дальше начались чудеса.

    В июне срок действия содержания под стражей Итальянца в очередной раз истекал. И — удивительная вещь — следователь СУ СКР по ЦАО не вышел в суд с ходатайством о продлении ареста.

    Койчукова выпустили из СИЗО «Матросская тишина». Правда, сделал он всего несколько шагов — и тут же сразу же был задержан сотрудниками ФСБ. По всей видимости, у контрразведчиков была информация о готовящейся «операции» по освобождению криминального авторитета.
    Уже тогда над следователями начали сгущаться тучи. Называлась даже сумма, которую якобы собрали для оплаты освобождения Койчукова — 1 миллион долларов.

    И вот вторник, 19 июля. С утра — обыски в кабинете начальника Следственного управления по Москве Дрыманова, его зама Никандрова, двоих высокопоставленных чиновников Следственного комитета Ламонова и Максименко.
    О последнем следует сказать особо: Когда-то Максименко работал в УБОПе, одно время возглавлял Управление физзащиты СКР. Еще один пикантный факт: жена Михаила Ивановича в прошлом году заработала, согласно декларации, 14,6 млн рублей — внутренний рекорд Следкома.

    Не меньший интерес вызывает фигура Никандрова. Начинал он в Волгограде, потом уже в Москве вел дело о взятке своего бывшего начальника, экс-руководителя ГСУ СКР Дмитрия Довгия. Попал в список «преследователей ЮКОСа». И — внимание! — руководил следственной группой по делу о крышевании подмосковными прокурорами игорных заведений. Дело в итоге развалилось. Объяснять, какие «теплые» чувства испытывают в прокуратуре к Никандрову, думаю, не стоит.

    Почему же за сановниками пришли именно сейчас?

    Если следить за хронологией, аресты на Арбате последовали через несколько дней после задержания авторитета и мецената Захария Калашова (Шакро-молодой). Его тоже пытаются «пристегнуть» к делу о расстреле в кафе Elements. Но, видимо, этот арест основательно повлиял на расстановку сил наверху. И чувствительный удар по СКР свидетельствует о новом серьезном расколе в стане силовиков.

    Еще одна версия:

    Суть атаки ФСБ на Следственный комитет по делу Шакро понятна при анализе последних громких дел ГУСБ Лубянки. Все последние громкие новости делают подчиненные петербуржца Королева. Назовем его главредом.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector