Ликвидация Чернобыля — всё можно было сделать иначе

Как происходила ликвидация последствий чернобыльской катастрофы

Весенняя пора всегда радует своим приходом уставших от зимы людей. Она приносит теплую погоду, хорошее настроение и широкие улыбки прохожих. Но весна 1986 года принесла в СССР огромную печаль, которая крепко возлегла на мужественные плечи людей и до сих пор угнетает их своей тяжестью.

Апрель 1986 года запомнится не только жителям Украины, но и многих соседствующих государств, ведь в этом месяце случится авария столетия – взрыв на Чернобыльской АЭС. Что может быть еще страшнее? Оказалось, что нелегкие дни были еще впереди. После тушения пожара важным этапом стала ликвидация последствий чернобыльской катастрофы.

Решение о ликвидации последствий чернобыльской катастрофы кратко

На ликвидацию последствий аварии были брошены силы молодых, здоровых ребят, которые не успев познать жизни отправились навстречу испытаниям. Отказаться от выполнения задания никто не мог: подобное считалось бы предательством государственной идеи. Однако люди того времени были совершенно иными нежели сейчас. Выполнение поставленной задачи люди того времени считали своим непосредственным долгом.

В чем заключалась задача ликвидаторов? Ликвидаторы чернобыльской катастрофы должны были выполнить дезактивацию зараженных территорий, а также очистить крыши уцелевших энергоблоков от графитовых остатков и снизить радиационный фон в Рыжем лесу.

Действия должны были быть оперативными и быстрыми. Поэтому для ускорения работ 29 мая 1986 года Центральный комитет КПСС вместе с Советом Министров СССР издает распоряжение № 634-188. В данном документе указывается, что дезактивационные мероприятия в зоне вокруг ЧАЭС и близлежащих территориях должны быть ускорены, а силы ликвидаторов должны быть направлены на более зараженные участки с повышенным уровнем радиации.

Паника среди людей и простых трудовиков

Изначально информация о том, как происходила ликвидация чернобыльской катастрофы, была засекречена. Среди простого населения возникали панические состояния. Ведь с подобным люди столкнулись впервые.

Так, из письма трудовых коллективов следуют насущные и первостепенные вопросы о том, в какие дни был зафиксирован самый высокий уровень радиации, попадет ли радиация в воду и можно ли будет ее употреблять. Также людей интересовало, насколько радиационное излучение опасно для детей и взрослых.

Сообщение о ликвидации чернобыльской катастрофы, несомненно, успокаивало взволнованный народ. Но от этого не становилось легче. Ведь позади остались родные дома, а впереди была неизвестность.

Пока дезактивационная работа набирала ход, появлялись все новые имена героев ликвидации последствий чернобыльской катастрофы. Среди них — бортинженер А. Петров и химик В. Легасов, который сделал значительный вклад в операцию «ликвидация». Навсегда мир запомнит и такие имена, как В. Кибенок, В. Правик, Н. Титенко, В. Тишура. Эти люди, получив огромные дозы радиации, положили во спасение других людей свои жизни.

13 июня 1986 года выходит постановление, в соответствии с которым Совет министров УССР требует изъять из последующего использования загрязненные промышленные участки, а также закрыть наиболее пострадавшие от случившегося на ЧАЭС населенные пункты. Подобное заявление наводит людей на мысль о том, что возвращение домой будет невозможным. И неспроста.

Из рассказов ликвидаторов чернобыльской катастрофы

Воспоминания ликвидаторов чернобыльской катастрофы в книгах отображены детально и без малейших отступлений. В библиотечном фонде также можно встретить любопытные исследовательские работы о чернобыльской катастрофе. Наряду с этим внимания заслуживают такие книги о ликвидаторах, как «Герои Чернобыля рядом» Ю. Березовского, «Опаленные ядерным огнем» О. Пасичника, «Чернобыль, боль наша вечная» О. Гусева.

Сегодня многие герои повествуют о том, как происходила ликвидация последствий чернобыльской катастрофы. Так, Эдуард Гречуха, который отдал 2,5 месяца ликвидационному подвигу, рассказывает, что условия по уничтожению последствий были достаточно жесткими. Специальная форма, свинцовые пластины, резиновые плащи – это то, с чем постоянно приходилось иметь дело.

Для того чтобы не подвергать ликвидаторов сильному облучению, работа велась через день. Кроме того, отправляясь по маршруту на очистку территории ликвидаторам следовало идти по обозначенным фишкам. Малейший отступ означал резкий скачок радиации вверх и, следовательно, опасность для жизни.

Сергей Мирный, являясь офицером радиационной разведки, также делился своими воспоминаниями о том, как проходила ликвидация последствий чернобыльской катастрофы. Офицер работал в главном военном штабе зоны отчуждения. Основной миссией ликвидатора было установление радиационного фона. Это было необходимо для того, чтобы остальные во время дезактивации территорий не облучались. Разведка каждый раз происходила в ночное время, а результаты предоставлялись к началу нового дня.

Авария на Чернобыльской АЭС представляется действительно устрашающей, когда анализируешь воспоминания жены ликвидатора чернобыльской катастрофы Василия Игнатенко. Этот отважный молодой юноша только создал новую ячейку общества и узнал о будущем малыше, как в один миг оказался на тушении пожара четвертого реактора и поплатился за это своей жизнью.

Авария на ЧАЭС в истории и школьных учебниках

Радиационное облако растянулось по всему небосводу и посетило различные уголки земного шара. Наиболее всего пострадала от лучистой радиации Беларусь, которая в ликвидацию чернобыльской катастрофы также вложила немало усилий. Около 75% всей радиации пришлось именно на ее территорию. И так же как в Украине, население Беларуси познало из-за ЧАЭС болезни и потери.

Читать еще:  Использование специальных и вспомогательных пожарных автомобилей

Ежегодно люди, почитая память ликвидаторов чернобыльской катастрофы, вспоминают о ликвидации и в Гомельской области, ведь именно эта территория была наиболее загрязненной. Только представьте: содержание йода-131 в почве достигало значения 20 000 кБк/м кв.

Выяснить, как происходила ликвидация последствий чернобыльской катастрофы, предлагается и современным школьникам. Яркие иллюстрации, подробные описания заполняют учебники и школьные пособия.

О ликвидации чернобыльской катастрофы кратко рассказать невозможно, поэтому в школьной программе этому отводят целое тематическое направление в предмете «Гражданская оборона».

Кроме этого, учителя подготавливают комбинированные классные часы, в которых рассказывают не только об истории трагедии, но и о памятниках ликвидаторам чернобыльской катастрофы, а также об их территориальном рассредоточении.

Украинская земля получила глубокий рубец в своем верном и преданном сердце, который еще долго будет затягиваться. Но история имеет свойство меняться и перерождаться. Возможно, и чернобыльский край однажды сделает глубокий вдох, исполненный жизни.

БРЕХНЯ. Ликвидация Чернобыля — всё можно было сделать иначе?

Оригинал взят у maxim_nm в Ликвидация Чернобыля — всё можно было сделать иначе?

В ликвидации последствий аварии в Чернобыле приняло участие несколько сот тысяч человек, многие из них поплатились за это здоровьем. В одном из прошлых постов я уже рассказывал о легендарных «Крышных котах» — это подразделение принимало участие в расчистке кровель Третьего энергоблока и машинного зала от крайне радиоактивных обломков, вылетевших из активной зоны реактора. Только через эту крайне опасную работу прошло 3828 человек — все они в последствии имели той или иной степени проблемы со здоровьем, так как за минуту или две работы на кровлях получили дозу, сопоставимую с той, что обычный человек получает из фоновой радиации за всю жизнь.

Изучая все эти материалы, я часто задумывался над тем, а можно ли было осуществить ликвидацию последсвий каким-либо иным путём? Понятно, что что-то делать с разрушенным Четвертым энергоблоком было нужно, но может быть, можно было сделать что-то другое? Чтобы в итоге пострадало меньше людей?

Однажды мне попалась статья Юлия Андреева — он принимал участие в чернобыльских событиях с самого начала и занимал должность заместителя генерального директора по науке в объединении «Спецатом» и провел в Черобыле и Припяти более пяти лет, занимаясь вопросами ликвидации последсвтий аварии.

В оценке чернобыльских событий Юлий Андреев в целом близок к версии Константина Чечерова, о которой я недавно писал — никакого «теплового взрыва» не было, был взрыв ядерной природы (неконтролируемая ядерная реакция на быстрых нейтронах), о чем говорят развороченные изнутри стержни-твэлы. Большая часть топлива (около 90%) попало в атмосферу и тут же испарилсь, оставшиеся 10% (это пару десятков тонн) осталось внутри энергоблока, расплавило бетон и протекло в подреакторные помещения в виде сплава, названного позже «чернобылитом», после чего через пару недель перешло в абсолютно стабильное холодное состояние. На этом чернобыльская авария закончилась — именно об этом, кстати, говорил Чечеров, измеряя в июне 1986 года температуру в районе реактора — она составляла всего 24 градуса.

Если придерживаться этой версии событий, то выходит, что никакого «нестабильного состояния реактора» не было, не нужно было ничего контролировать, нужно было просто отойти подальше от радиоактивных обломков.

Вот цитата Юлиана Андреева о том, что нужно было сделать дальше: «После этого началась великая суета, объяснить суть которой можно только в книге, но не в коротком рассказе. Если бы в этот момент, двенадцатого мая 1986 года, хотя бы один умный человек получил власть над событиями, Чернобыльская АЭС было бы погребена под песчаным холмом и забыта на тысячи лет. Это потребовало бы минимальных затрат и минимального геройства.».

По мнению Андреева, Строительство саркофага в том виде, в котором он существует, было напрасным делом, на котором только зря «пожгли» множество народу. Была напрасной и дезактивация Припяти — всё равно город не удалось отчистить до приемлемых для жизни уровней. Нужно было просто засыпать разрушенный энергоблок высоким курганом из песка и отгородить близлежащую территорию.

Лично мне кажется, ликвидация последствий аварии в том виде, в котором она проходила, была продиктована во много амбициями ЦК КПСС — «вот мол, у нас произошла авария, а мы все восстановим как было, на зло всем врагам за Западе» — под этим соусом производилась и дезактивация Припяти, и ликвидационные работы с уклоном в сохранении ЧАЭС в действующем виде. То есть, важен был символизм, а не рациональные решения. Как об этом хорошо скзаал Андреев — «Сколько труда и здоровья людей было вбито в эту затею, даже мне трудно подсчитать, хотя многое прошло и через мои руки. Я уверен, однако, что на те деньги, что были и будут еще затрачены на это нелепое мероприятие, можно было бы построить не менее десяти таких станций, как Чернобыльская.»

Читать еще:  7 мая день сотрудников уии поздравления

А как вы считаете? Нужно ли было строить саркофаг и стараться сохранить АЭС, или нужно было просто засыпать все песком да и начать с начала?

Понравился пост? Расскажите о нем, нажав на кнопочку ниже:

Ликвидация Чернобыля — всё можно было сделать иначе

В ликвидации последствий аварии в Чернобыле приняло участие несколько сот тысяч человек, многие из них поплатились за это здоровьем. В одном из прошлых постов я уже рассказывал о легендарных «Крышных котах» — это подразделение принимало участие в расчистке кровель Третьего энергоблока и машинного зала от крайне радиоактивных обломков, вылетевших из активной зоны реактора. Только через эту крайне опасную работу прошло 3828 человек — все они в последствии имели той или иной степени проблемы со здоровьем, так как за минуту или две работы на кровлях получили дозу, сопоставимую с той, что обычный человек получает из фоновой радиации за всю жизнь.

Изучая все эти материалы, я часто задумывался над тем, а можно ли было осуществить ликвидацию последсвий каким-либо иным путём? Понятно, что что-то делать с разрушенным Четвертым энергоблоком было нужно, но может быть, можно было сделать что-то другое? Чтобы в итоге пострадало меньше людей?

Однажды мне попалась статья Юлия Андреева — он принимал участие в чернобыльских событиях с самого начала и занимал должность заместителя генерального директора по науке в объединении «Спецатом» и провел в Черобыле и Припяти более пяти лет, занимаясь вопросами ликвидации последсвтий аварии.

В оценке чернобыльских событий Юлий Андреев в целом близок к версии Константина Чечерова, о которой я недавно писал — никакого «теплового взрыва» не было, был взрыв ядерной природы (неконтролируемая ядерная реакция на быстрых нейтронах), о чем говорят развороченные изнутри стержни-твэлы. Большая часть топлива (около 90%) попало в атмосферу и тут же испарилсь, оставшиеся 10% (это пару десятков тонн) осталось внутри энергоблока, расплавило бетон и протекло в подреакторные помещения в виде сплава, названного позже «чернобылитом», после чего через пару недель перешло в абсолютно стабильное холодное состояние. На этом чернобыльская авария закончилась — именно об этом, кстати, говорил Чечеров, измеряя в июне 1986 года температуру в районе реактора — она составляла всего 24 градуса.

Если придерживаться этой версии событий, то выходит, что никакого «нестабильного состояния реактора» не было, не нужно было ничего контролировать, нужно было просто отойти подальше от радиоактивных обломков.

Вот цитата Юлиана Андреева о том, что нужно было сделать дальше: «После этого началась великая суета, объяснить суть которой можно только в книге, но не в коротком рассказе. Если бы в этот момент, двенадцатого мая 1986 года, хотя бы один умный человек получил власть над событиями, Чернобыльская АЭС было бы погребена под песчаным холмом и забыта на тысячи лет. Это потребовало бы минимальных затрат и минимального геройства.».

По мнению Андреева, Строительство саркофага в том виде, в котором он существует, было напрасным делом, на котором только зря «пожгли» множество народу. Была напрасной и дезактивация Припяти — всё равно город не удалось отчистить до приемлемых для жизни уровней. Нужно было просто засыпать разрушенный энергоблок высоким курганом из песка и отгородить близлежащую территорию.

Лично мне кажется, ликвидация последствий аварии в том виде, в котором она проходила, была продиктована во много амбициями ЦК КПСС — «вот мол, у нас произошла авария, а мы все восстановим как было, на зло всем врагам за Западе» — под этим соусом производилась и дезактивация Припяти, и ликвидационные работы с уклоном в сохранении ЧАЭС в действующем виде. То есть, важен был символизм, а не рациональные решения. Как об этом хорошо скзаал Андреев — «Сколько труда и здоровья людей было вбито в эту затею, даже мне трудно подсчитать, хотя многое прошло и через мои руки. Я уверен, однако, что на те деньги, что были и будут еще затрачены на это нелепое мероприятие, можно было бы построить не менее десяти таких станций, как Чернобыльская.»

А как вы считаете? Нужно ли было строить саркофаг и стараться сохранить АЭС, или нужно было просто засыпать все песком да и начать с начала?

Понравился пост? Расскажите о нем, нажав на кнопочку ниже:

«Товарищ солдат, с вами — всё». Полная рецензия на сериал «Чернобыль»

Завершился показ мини-сериала «Чернобыль» американской компании HBO и британской Sky. Всего пять серий примерно по часу каждая. Вероятно, проект будет претендовать на какие-нибудь награды, которых удостаиваются телешоу, — за саундтрек ли, игру актеров или еще что-нибудь. Это не слишком важно — подобные «Чернобылю» сериалы были и остаются редкостью, отчего их ценность куда выше остальных драм про вымышленную историю, взрывающиеся галактики, фэнтезийных драконов и так далее.

Читать еще:  Открытость федеральной исполнительной власти: результаты экспертного аудита

Нет, мы ни в коем случае не обесцениваем «остальные». Просто «Чернобыль» оказался слишком близким к реальности, и потому он совсем не походит на другие телешоу. По этой причине ему можно простить пластиковые окна в домах, упрощения и даже некоторое количество «клюквы», плюшевых собачек, постоянно звучащее обращение «товарищ», неправильный Минск, чрезвычайное обилие водки (но, подчеркнем, не пьянства — его нет), голых шахтеров и «американский» суд.

Кто-то обязательно узнает что-то новое, о чем раньше и догадываться не мог. Другой почерпнет информацию, посчитав ее правдивой, однако на деле заметная часть из показанного — драматизация и видение происходившего в 80-х годах прошлого века западными сценаристами и продюсерами. В рецензии на первые два эпизода мы уже поднимали этот вопрос: нужно быть аккуратнее с фактами и их перетасовкой, иначе можно создать новую историю. С «Чернобылем» так и произошло (хотя все зависит от точки зрения).

Борьбу с аварией на ЧАЭС здесь называют войной, на которой погибнут тысячи, если не десятки тысяч человек. Речь в данном случае идет не только о погибших ликвидаторах — «война» затронула куда больше людей.

Некоторые (или многие) образы в сериале носят собирательный характер. Нельзя показать всех тех, кто был вынужден покинуть родные места, но можно передать через экран приблизительные чувства тех, кто уезжал с насиженного места навсегда, не зная этого. Тех, кто заставлял их это сделать, тех, кто «ликвидировал последствия», тех, кто противостоял распространению информации.

Так появился эпизод со старой женщиной в дряхлом курятнике и военным, требующем бросить все и уехать. Она пережила революцию, войну, смерть братьев и повидала много зла за свою долгую жизнь. «Я не собираюсь бежать от того, чего не вижу», — примерно так бабушка с отрешенным взглядом описывает собственное отношение к радиации и незримым опасностям, которые она несет. Потом слышен выстрел, сделанный от отчаяния, — переспорить женщину не выходит, а приказ надо исполнять. Это не один случай, это описание череды одинаковых историй.

Люди продолжают пребывать в полном неверии и недоверии — много тайн, секретов, на фоне маячит КГБ. Ученый из Минска — Ульяна Хомюк — человек, который докапывается до истины. Она стала одной из первых, кто почувствовал неладное, она начала связывать воедино детали произошедшего и искать им объяснения. Вымышленный персонаж нужен «Чернобылю», чтобы озвучить гипотезы и версии событий, приведших к аварии. Она стала всеми теми учеными, которые пытались найти правду, — это очевидно еще до финального эпизода.

Вторая половина сериала немного иная — в противовес тишине и тихому неуязвимому хищнику приходят страдания и радиация, которые начинают звучать и демонстрировать свое нутро: стрекот счетчиков Гейгера, гниющие заживо жертвы облучения, брошенные населенные пункты и отстрел домашних животных, похороны погибших, находящихся в свинцовых гробах в растворе бетона. Выглядит жутко и страшно, и иногда авторов сериала «заносит на поворотах» — так считают реальные участники ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

Есть и другие «ложки дегтя». Заметно, что некоторые моменты сняты в угоду западному зрителю — «так понятнее»: суд с присяжными, речи «обвинителей», обращенные к ним. Выглядит немного чуждо, однако это лучший способ передать слова тех, кто пытался, несмотря на угрозы со стороны КГБ («вы умрете не как ученый, Легасов», «ваши показания не будут приняты», «вы ни с кем не заговорите о Чернобыле» и так далее), сказать правду.

Какой сериал без любви? В «Чернобыле» она тоже есть, но соответствует всему происходящему вокруг: страшная и без счастливого конца. Любовь слепая, безграничная, с полным непониманием случившегося, потому и адресованы ее слова существу без кожи: «Я люблю тебя». Потом появляется печальный образ Люси, за которым вновь стоит не одна судьба, а многие.

«Когда я начал смотреть, подумал, что скоро все превратится в боевик», — говорит Сергей Сухоруков, который занимался ликвидацией последствий аварии на ЧАЭС в Могилевской области. Так, в общем-то, и получилось: зритель любит глазами, и продюсеры показали ему все с самой неприглядной стороны — с облезающей кожей, отмирающими тканями и людьми, которые до конца не понимают, отчего старуха с косой пришла за ними.

Отчасти в «Чернобыле» появляется ощущение глобальной вовлеченности в процесс всех эшелонов власти, громадного количества задействованных военных и гражданских. Когда-то удается, когда-то нет. Поэтому создается впечатление, что генераторами идей и руководителями процесса выступали всего несколько человек (пускай десяток). Есть место и героизации участников, но вряд ли кто-то скажет, что это неправильно.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector