Личный закон юридического лица в международном частном праве

Личный закон юридического лица в международном частном праве

Эта коллизионная привязка означает, что правовой статус юридического лица определяется законом того государства, чью государственную принадлежность (национальность) имеет юридическое лицо. Национальность указывает на принадлежность юридического лица к конкретному правопорядку, являющемуся личным статутом компании.

Личный статут юридического лица (применимое право) представляет собой его личный закон, на основе которого определяются:

— статус организации в качестве юридического лица;

— его организационно-правовая форма;

— требования к наименованию юридического лица;

— вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, вопросы правопреемства;

— содержание и объем правоспособности юридического лица;

— порядок приобретения прав и обязанностей;

— внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;

— способность юридического лица отвечать по своим обязательствам.

Личный закон юридического лица и его государственная принадлежность (национальность) — категории различные. Личный закон — категория коллизионного права, право конкретного государства, компетентное ответить на вопросы, которые связаны с правосубъектностью юридического лица. Государственная принадлежность (национальность) — материально-правовая категория, «привязанность» юридического лица к определенному государству и его правопорядку.

Варианты определения национальности юридических лиц:

— теория инкорпорации: личным законом юридического лица считается право того государства, в котором данное лицо зарегистрировано (Великобритания, Россия, Китай, Индия, США);

— теория оседлости: юридическое лицо принадлежит тому государству, на чьей территории находится его административный центр (Франция, Бельгия, Украина). Место нахождения основного органа управления обычно определяется в соответствии с уставными документами. Если в уставе отсутствует указание места нахождения основного органа управления, то им, как правило, является фактическое (эффективное) место нахождения такого органа;

— теория эффективного (основного) места деятельности (местонахождения коммерческого предприятия): юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории оно ведет основную хозяйственную деятельность (Сирия, Алжир). Критерий эффективного места деятельности оптимален для определения национальной принадлежности офшорных компаний;

— теория контроля:юридическое лицо имеет национальность того государства, с территории которого контролируется и управляется его деятельность (законодательство большинства развивающихся стран, Вашингтонская конвенция 1965 г., Договор к Энергетической хартии (1994)). Теория контроля — наилучший критерий для установления действительной национальности ТНК

— смешанный критерий:как дополняющие друг друга устанавливаются привязки к праву государства инкорпорации, места нахождения и места осуществления деятельности, применяется и теория контроля (Италия, Канада, Египет). В законодательстве Лихтенштейна и Швейцарии закреплена возможность подчинения компании местному праву без ликвидации и новой регистрации.

Такие законодательные различия создают серьезные проблемы. Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий оседлости (Франция), и переместившее свой административный центр в государство, применяющее критерий инкорпорации (Великобритания), будет признано английским во Франции и французским — в Великобритании, т.е. «теряет» национальность. Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий инкорпорации (Россия), и имеющее административный центр в государстве, применяющем критерий оседлости (Украина), в России считается российским, а на Украине — украинским (двойная национальность). Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий инкорпорации (Австрия), и перемещающее свой административный центр в государство, применяющее аналогичный критерий (Армения), будет считаться австрийским и в Австрии, и в Армении, т.е. приобретает одностороннюю (неполную) национальность.

В современном законодательстве большинства государств для определения личного закона юридических лиц применяется сочетание различных критериев (Великобритания и США — теории инкорпорации и контроля, Индия — инкорпорации и эффективного места деятельности, Венгрия — инкорпорации и оседлости). «Смешанный критерий» представляется наиболее удачным, но и его применение не может устранить всех возможных коллизий.

На международном уровне предпринята попытка синтезировать теории инкорпорации и оседлости: Гаагская конвенция о признании прав юридического лица за иностранными компаниями, ассоциациями, учреждениями (1956) исходит из того, что национальность юридического лица определяется по месту, где оно зарегистрировано и где по уставу находится его правление. В Договоре об учреждении Европейского экономического сообщества (1957) закреплено унифицированное понятие «национальность юридического лица». Любая компания, учрежденная по национальным законам, даже если она контролируется иностранной компанией, имеет 100%-ный иностранный капитал либо выполняет функции филиала зарубежной компании, в своей деятельности подчиняется режиму, предусмотренному для национальных компаний.

В отношении юридических лиц всегда возникают вопросы их личного статуса и их правоотношений с другими лицами. Именно от статуса лица зависит, в какие правоотношения оно может вступать. Однако эта взаимосвязь не исключает самостоятельности указанных категорий, необходимости их отдельного рассмотрения в аспекте коллизионного регулирования. Каждое из правоотношений, в которое вступает юридическое лицо, имеет самостоятельную коллизионную привязку. Одновременно все вопросы правового статуса юридического лица имеют общую коллизионную привязку. Ранее в доктрине МЧП утверждалось, что принцип единого личного статута является непоколебимым: «Все вопросы статуса юридического лица. имеют в принципе общую коллизионную привязку, подчиняются одному и тому же законодательству, имеют общий личный статут».

На современном этапе некоторые представители доктрины (в основном в ФРГ) отвергают одну единую привязку личного закона юридического лица. Правоотношения юридического лица не могут оцениваться по единому личному статуту. Нетрадиционные теории определения личного статута юридического лица базируются на принципе расщепления единого статута юридического лица и подчинения вопросов, входящих в сферу его регулирования, разным коллизионным привязкам. В доктрине ФРГ разработаны теории оговорок, наложения (суперпозиции), дифференцированности, формирования групп случаев, комбинации, ограниченная теория инкорпорации. Эти модифицированные теории в некоторой степени позволяют решить проблему совмещения внутренних интересов государства и интересов интернационализации экономики. Однако расщепление единого личного статута, подчинение его различным коллизионным привязкам, смешение норм различных правопорядков приводят к неопределенности правового регулирования, к дестабилизации правоприменения.

Читать еще:  Задачи и организационная структура медицинского отряда специального назначения

В российском праве понятие личного статута юридического лица дано в ст. 1202 ГК РФ. Россия — одна из немногих стран мира, в чьем праве установлен только один критерий определения личного закона юридического лица — критерий инкорпорации (п. 1 ст. 1202).

В отечественной доктрине указывается, что под местом учреждения юридического лица понимается место нахождения постоянно действующего исполнительного органа или место нахождения иного органа или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности. Поэтому при определении юридического лица как российского критерий инкорпорации дополняется критерием оседлости. Судебная практика идет именно по этому пути.

MCHPravo.ru : Международное Частное Право Вся актуальная информация по международному частному праву в одном месте и всегда под рукой! Предмет, субъекты, правовое регулирования, трудовые семейные и наследственные отношения в МЧП

Личный закон и национальность юридических лиц

До легального закрепления в ГК РФ понятия «личный закон» правовое положение юридических лиц в учебной литературе по международному частному праву раскрывалось через понятия «личный статут» и «национальность». Термины «личный статут» и «личный закон» являются синонимами, и, учитывая, что российский законодатель оперирует понятием «личный закон», теперь правовое положение юридических лиц следует раскрывать через данное понятие. Итак, под личным законом понимают объем правоспособности юридического лица в соответствующем государстве. В содержание этого понятия включаются вопросы образования, деятельности, прекращения деятельности юридического лица, взаимоотношений между учредителями, порядка получения и распределения прибыли, расчетов с бюджетом и другие. Ранее в Основах гражданского законодательства 1991 г. никакого перечня вопросов, которые определялись бы на основе личного закона юридического лица, не было. В ГК РФ этот вопрос уже конкретизирован: в пункте 2 ст. 1202 дан примерный перечень вопросов, которые будут определяться на основе личного закона. В частности, к ним относятся: статус организации в качестве юридического лица, организационно-правовая форма, вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей.

В пункте 3 ст. 1202 законодатель закрепил важное правило, отсутствовавшее в Основах, но использовавшееся в арбитражной практике как правовой обычай. Речь идет о несостоятельности ссылки юридического лица на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, не известное праву страны, в которой была совершена сделка. При этом исключением является ситуация, когда другая сторона знала об указанном ограничении. Однако этот факт должен быть доказан.

В каждой правовой системе личный статут имеет свое содержание. В Российской Федерации личный статут, определяемый для российских юридических лиц, закрепляется в нормах ГК РФ. Таким образом, вопрос о том, чем «заполнен» закон иностранного юридического лица (т.е. какие имеются организационно-правовые формы в конкретном государстве, какие критерии закреплены в законодательстве государства для признания организации юридическим лицом, как регулируются отношения юридического лица с его участниками и т.д.), решается по материальному праву соответствующего иностранного государства.

«Национальность» юридического лица — это принадлежность юридического лица к государству. В отличие от понятия «личный закон», понятие «национальность» является доктринальным, ни в одном законе применительно к юридическим лицам оно не употребляется. Это понятие используется в качестве своего рода метафоры для определения правовой связи юридического лица с государством. Другими словами, можно сказать: «данное юридическое лицо является российским», подчеркнув при этом национальность юридического лица. А можно сказать: «личным законом данного юридического лица будет российское право» — акцентируя внимание на личном законе юридического лица. Понятно, что если юридическое лицо является российским, то личным законом его будет считаться российское право; если юридическое лицо является французским — личным законом является французское право, и т.п.

Необходимо подчеркнуть, что термин «национальность» является условным и не показывает наличия в данном юридическом лице иностранного капитала или вхождения иностранцев в состав учредителей. Подобные «осложнения» юридического лица иностранным элементом не изменяют его национальности.

Понятия «личного закона» и «национальности» взаимосвязаны и взаимообусловлены: национальность юридического лица определяет его личный закон, а содержание личного закона зависит от того, какую национальность имеет юридическое лицо. В каждой правовой системе существуют свои критерии определения национальности и содержатся разные коллизионные нормы, определяющие гражданскую правоспособность (личный закон) юридических лиц.

Различают следующие наиболее распространенные критерии определения национальности (или часто именуемые в юридической литературе — доктрины определения национальности):

— критерий инкорпорации: юридическое лицо имеет национальность государства, в котором оно зарегистрировано;

Читать еще:  МФК «Спутник» в Красногорском районе от Самолет Девелопмент

— критерий оседлости: юридическое лицо имеет национальность государства, где находятся правление или главные органы управления юридического лица;

— критерий деятельности: юридическое лицо имеет национальность того государства, в котором оно осуществляет свою деятельность (извлекает прибыль, получает доходы, делает налоговые отчисления);

— критерий контроля: юридическое лицо имеет национальность того государства, где проживают (или имеют гражданство) учредители данного юридического лица.

На практике возможно сочетание различных критериев для определения вопросов, связанных с деятельностью юридического лица. Как правило, подобные вопросы получают юридическое закрепление в двусторонних торговых соглашениях (в большинстве своем, по вопросам избежания двойного налогообложения).

Личный закон юридического лица

Основой личного статута юридических лиц является их национальность (государственная принадлежность). Понятие “личный статут юридических лиц” известно праву всех государств мира и определяется сходным образом. Это статус организации в качестве юридического лица, его организационноправовая форма и содержание правоспособности, способность отвечать по своим обязательствам, вопросы внутренних отношений, реорганизации и ликвидации.

В мировой практике используется несколько основных критериев, позволяющих определить национальность юридического лица:

  • — по месту создания юридического лица (теория инкорпорации);
  • — по месту нахождения административного центра;
  • — по месту основной деятельности.

Заметим, что если в странах общего права для определения национальности юридического лица используется критерий инкорпорации, то в странах континентальной Европы — критерий места нахождения административного центра (правления юридического лица).

(Например: в п. 2 ст. 21 Закона о МЧП Швейцарии указывается: ‘‘местом нахождения юридического лица считается место нахождения, указанное в учредительных документах. При отсутствии такого указания местом нахождения компании считается место нахождения его органа управления”. В новом итальянском законе (1995 г.) о МЧП (п. 1 ст. 25) установлено следующее правило: “Компании, ассоциации, учреждения и иные юридические лица, будь то частного или публичного права, подчиняются закону государства, на территории которого эти юридические лица были учреждены. Однако, независимо от этого, итальянский закон будет применяться всегда, когда местом органа управления этого юридического лица, равно как местом нахождения его основной деятельности, является Италия”)’.)

Несовпадение критериев определения национальности юридических лиц в праве различных государств нередко приводит к большим трудностям.

(Например: швейцарская фирма, правление которой находится в Лондоне, будет рассматриваться в Великобритании как швейцарская, а в соответствии с правом Франции или ФРГ эта компания будет рассматриваться как английская.)

Кроме того, существует также теория контроля — критерий определения национальности юридического лица. Она была вызвана к жизни состоянием войны в Европе (1914-1918 гг.), когда необходимо было определить, не принадлежит ли какая- либо компания враждебному государству. Окончательное оформление данного критерия произошло в годы Второй мировой войны. В США, например, собирались сведения и публиковались особые “черные списки” компаний, относящихся к “враждебным иностранцам”, коммерческие сделки с которыми были запрещены.

1 Международное частное право: Учебник / Отв. ред. Н. И. Мары- шева. — М, 2000. — С. 137-138.

Правовое положение юридических лиц как субъектов МЧП определяется как в национальном законодательстве, так и в международных договорах. Национальное законодательство представлено чаще всего нормативно-правовыми актами об иностранных инвесторах и инвестициях. Как правило, эти акты содержат унифицированные материально-правовые нормы, регулирующие правовой статус иностранных юридических лиц в России. Как и в случае с физическими лицами, нормативноправовые акты имеют трехуровневую структуру. Во-первых, — это коллизионные нормы российского гражданского законодательства. В п. 1 ст. 1202 ГК РФ указывается, что личным законом юридического лица считается право страны, где оно было учреждено. Во-вторых, правоспособность иностранных юридических лиц регулируется коллизионными нормами, содержащимися в двусторонних договорах о правовой помощи. В п. 2 ст. 22 Договора между Россией и Республикой Албания правоспособность юридического лица определяется законодательством Договаривающейся стороны, на территории которой оно учреждено. В-третьих, — коллизионные нормы многосторонних договоров о правовой помощи. Так, в соответствии с п. 3 ст. 23 Минской конвенции СНГ правоспособность юридического лица определяется законодательством государства, в котором оно было учреждено. Существует целый ряд групп правоотношений, играющих определяющую роль при установлении статуса иностранного юридического лица в каком-либо государстве. К их числу относятся инвестиционные и налоговые правоотношения и правоотношения по банкротству. И в их регулировании по устоявшейся традиции применяются нормы национального законодательства и международных договоров [1] .

Личным законом иностранной организации, не являющейся юридическим лицом по иностранному праву, считается согласно ст. 1203 ГК РФ право страны, где эта организация учреждена. Представляется, что сходным образом (в сравнении со сферой действия личного закона юридического лица) должна определяться и сфера действия личного закона упомянутой организации. Личному закону организации, не являющейся юридическим лицом по иностранному праву, подчиняются ее статус как субъекта права, требования к наименованию, вопросы создания, реорганизации и ликвидации, содержание правоспособности, порядок приобретения гражданских прав и принятие на себя гражданских обязанностей, внутренние отношения, способность отвечать по своим обязательствам [2] .

  • [1] Ерпылева Н. Ю. Указ. соч. — С. 40.
  • [2] Звеков В. П. Указ. соч. — С. 285.

Личный закон юридического лица в Международном частном праве

Специфика деятельности и правового статуса юридических лиц определяется их национальностью (государственной принадлежностью). Именно государственная принадлежность юридических лиц является основой их личного статута. Правовая категория «личный статут» устанавливает «личный статус» компании. Понятие личного статута юридических лиц определяется сходным образом во многих странах: статус организации в качестве юридического лица, его организационно-правовая форма и содержание правоспособности, способность отвечать по своим обязательствам, вопросы внутренних отношений, реорганизации и ликвидации (п. 2 ст. 1202 ГК РФ)1 12 Живарев В.Е. Международное право: Курс лекций. — М.: Изд-во МИЭМП, 2006 г.2. Юридические лица не вправе ссылаться на ограничение полномочий их органов или представителей на совершение сделки, неизвестное праву страны места совершения сделки, за исключением случаев, если будет доказано, что другая сторона знала или должна была знать об указанном ограничении (п. 3 ст. 1202 ГК РФ)2 2 Гражданский кодекс Российской Федерации в 3-х частях. — М.: Собрание законодательства Российской Федерации, 1994 г. (ч. 1), 1996 (ч. 2), 2001 г. (ч.3)..

Читать еще:  Материальная помощь в связи с рождением ребенка

Компании во всех странах делятся на «отечественные» и «иностранные». Юридические лица, осуществляющие хозяйственную деятельность за границей, находятся под воздействием двух систем правового регулирования -национального права государства «гражданства» данного юридического лица (личный закон) и системы национального права государства места деятельности (территориальный закон)8 8 Ануфриева Л.П., Бекяшев К.А., Дмитриева Г. К. Международное частное право: Учебник. — М.: Изд-во Проспект, 2007 г..

«Личный закон» предопределяет государственную принадлежность юридических лиц. Понятие «личный закон» юридического лица является одним из самых сложных в МЧП, поскольку эта формула прикрепления содержит серьезные «скрытые» коллизии и принципиально различно понимается в праве разных государств, как правило в четырех вариантах:

  • 1) Теория инкорпорации — юридическое лицо принадлежит тому государству, на чьей территории оно учреждено (инкорпорировано, зарегистрировано). Отсылка к законодательству места инкорпорации закреплена как необходимый коллизионный принцип для определения личного статута юридического лица (США, Великобритания, Россия);
  • 2) Теория (ценз) оседлости (теория эффективного места пребывания) — юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории расположен административный центр, управление компанией (Франциия, Япония, Испания);
  • 3) Теория центра эксплуатации (места осуществления основной хозяйственной деятельности) — юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории оно ведет свою основную деятельность (Египет, Индия, Алжир);
  • 4) Теория контроля — юридическое лицо имеет национальность того государства, с территорий которого контролируется его деятельность. Теория контроля определена как господствующее правило коллизионного регулирования личного статута юридических лиц в праве большинства развивающихся стран (Конго, Заир). В качестве субсидиарной коллизионной привязки эта теория используется в праве Великобритании, США, Швеции и Франции1 11 Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. — М.: Изд-во ЮРИСТЪ, 2007 г.1.

Теория контроля появилась во время Первой мировой войны. Толчком к ее появлению явилось дело против компании «Даймлер», рассматривавшееся в 1915 г. в английском суде. В ходе процесса выяснилось, что из 25 тыс. акций, составлявших акционерный капитал компании, только одна акция принадлежала британскому подданному, а остальные находились в собственности германских держателей. Несмотря на то, что компания была инкорпорирована в Англии, суд признал это юридическое лицо принадлежащим кайзеровской Германии9 9 Иншакова А.О. Международное частное право: Учебник. — Волгоград: Изд-во Волгоградского государственного университета», 2008 г..

В1916 г. был издан циркуляр Министерства юстиции Франции. Теория контроля была воспринята и законодательством Швеции. В 1939 г. Англия приняла Акт о сделках с вражескими лицами. А в США во время Второй мировой войны собирались сведения и публиковались особые «черные списки» компаний, относящихся к «враждебным иностранцам», с которыми были запрещены коммерческие сделки11.

В России в 90-х годах XX в. ограничивались коммерческие сделки российских хозяйствующих субъектов с юридическими лицами Боснии, Герцеговины, Ливии, Ирака1 12 Живарев В.Е. Международное право: Курс лекций. — М.: Изд-во МИЭМП, 2006 г.2.

Многовариантное понимание коллизионного принципа «личный закон юридического лица» оказывает негативное влияние на развитие международных экономических отношений, а различное определение национальной принадлежности юридических лиц порождает проблемы «двойной национальности», двойного налогообложения, невозможности признать компанию банкротом или наложить арест на ее уставной капитал. В целях устранения подобных проблем современная судебная практика и законодательство большинства стран идут по пути определения национальной принадлежности юридических лиц при помощи комплексных критериев, совмещения нескольких коллизионных начал, установления «цепочки» коллизионных норм1 10 Ламинцев А.А. Международное право: Учебное пособие. — М.: Изд-во ВЕЛБИ, 2006 г.0.

Попытками установления единообразного статуса иностранных юридических лиц на международном уровне являются: 1) Гаагская конвенция 1956 г. о признании прав юридического лица за иностранными компаниями, ассоциациями, учреждениями; 2) Конвенция Европейского союза 1986 г. о признании негосударственных организаций; 3) определение режима юридических лиц в международных торговых договорах; 4) определение правоспособности юридических лиц по Конвенции 1993 г. о правовой помощи стран СНГ7 7 Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3-х т. Том 2. Особенная часть: Учебник. — М.: Изд-во БЕК, 2009 г..

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector