Единый гражданский процессуальный кодекс

Единый процессуальный кодекс (Избушкина С.И., Соколов Н.А.)

Дата размещения статьи: 30.01.2018

В последние годы появляется все больше заявлений от известных правоведов, а также представителей различных государственных органов о необходимости создания единого кодекса гражданского судопроизводства. Необходимость создания единого кодекса отмечал в 2014 году П.В. Крашенинников, Председатель Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации IV, V, VI созывов. По его словам, нужно учитывать тот факт, что разработка законопроекта и принятие общего процессуального кодекса — это всего лишь вопрос времени. Кроме того, П.В. Крашенинников отмечает, что это будет документ, в котором будут рассматриваться вопросы, начиная с налоговых и экономических споров и заканчивая штрафами за нарушение Правил дорожного движения .
———————————
В Госдуме задумались над созданием нового единого ГПК [Электронный ресурс] // URL: http://pravo.ru (дата обращения: 21.04.2017).

На сегодняшний день мы имеем два варианта решения данного вопроса, касающегося унификации арбитражного и гражданского процессов и формирования единого судопроизводства. Первый вариант развития — формирование новой системы рассмотрения и разрешения экономических споров, которое станет возможным исключительно путем внесения многочисленных поправок в различные нормативные правовые акты. Второй вариант — принятие «общего» Гражданского процессуального кодекса, что, на наш взгляд, является наиболее сбалансированным и рациональным вариантом развития событий. В скором времени будет воплощен в жизнь один из представленных подходов самостоятельно либо они будут реализованы законодателем последовательно. Стоит отметить, что процесс унификации процессуального права должен повысить степень доступности правосудия в Российской Федерации .
———————————
Гусева Е.А. Изменения АПК РФ: унификация процессуального законодательства и ускорение судопроизводства // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. N 1. С. 8 — 10.

Процесс слияния Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, которое произошло в 2014 году, на наш взгляд, являлся первоначальной стадией масштабных изменений гражданского судопроизводства, связанных с объединением судов общей юрисдикции и арбитражных судов в единую целостную систему в будущем .
———————————
Федеральный конституционный закон от 04.06.2014 N 8-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статью 2 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации» // СЗ РФ. 2014. N 23. Ст. 2921.

По мнению В.М. Шерстюк, «последние изменения в судебной системе не вызывают положительных эмоций, так как проведение реформы не нацелено на укрепление гарантий защиты прав граждан и организаций» . В своих рассуждениях В.М. Шерстюк отмечает, что судебная реформа находится в переходном периоде, который может занимать достаточно длительный промежуток времени, в то время как длительность его будет зависеть от времени, необходимого специалистам и обществу для осмысления произошедшего, для обсуждения путей развития судебной системы, а также для принятия нужных и правильных решений.
———————————
Шерстюк В.М. Реорганизация судебной системы: а дальше что? // Закон. 2014. N 3. С. 89.

Суждения В.М. Шерстюк привлекли внимание со стороны научного сообщества. Например, директор Юридического института правового администрирования СГЮА О.В. Исаенкова считает, что достижение единообразия судебной практики может быть достигнуто только лишь с принятием нового Гражданского процессуального кодекса с сохранением специализированных арбитражных судов . Профессор кафедры гражданского процесса МГУ им. Ломоносова Е.А. Борисова полагает, что процессуальное законодательство в Российской Федерации должно быть единым и существовать в виде Гражданского процессуального кодекса, в котором будут содержаться специальные правила рассмотрения экономических споров . Не принципиально, останутся ли арбитражные суды специализированными, так как сама по себе специализация на рассмотрение тех или иных категорий дел не означает непременности дифференциации процессуальной формы.
———————————
Исаенкова О.В. В продолжение дискуссии о реорганизации судебной системы // Закон. 2014. N 3. С. 94.
Борисова Е.А. Оптимизация устройства судебных инстанций в свете реорганизации судебной системы Российской Федерации // Закон. 2014. N 3. С. 107.

Стоит отметить, что еще в 1998 году Д.А. Фурсов обращал внимание на отсутствие препятствий для слияния двух судебных систем и что это является лишь вопросом времени .
———————————
Фурсов Д.А. Предмет, система и основные принципы гражданского процессуального права (проблемы теории и практики): Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 1998. 28 с.

Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, что и стало решающим моментом в принятии решения о необходимости унификации процессуального права .
———————————
Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 (в ред. от 21.07.2014) // СЗ. РФ. 2014. N 31. Ст. 4398.

На сегодняшний день принята Концепция единого процессуального кодекса Российской Федерации, в которой была обозначена цель — обеспечить доступность и справедливость правосудия, которое должно осуществляться в разумные сроки с соблюдением процессуальных норм компетентными и независимыми судьями, гарантированность исполнения судебных актов, что является важным условием демократического развития правового государства, которое основывается на приоритете прав и свобод человека . Унификация процессуального права призвана решить такие задачи, как:
— установление новых правил разрешения спорных правовых вопросов (для защиты интересов лиц, участвующих в деле, возможно введение правила рассмотрения дел спорной подведомственности, а также передача дела по подведомственности внутри судебной системы);
— сохранение наиболее удачных наработок, существующих в Арбитражном процессуальном кодексе и Гражданском процессуальном кодексе , распространив их на весь процесс;
— закрепление альтернативных способов разрешения споров, примирительных процедур (переговоры, сверка расчетов, и т.д.);
— осуществление исправления ранее выявленных недостатков в регламентации процесса, в том числе существование необоснованной терминологической разницы (отзыв и возражение на исковое заявление);
— выявление кардинальных проблем, которые предстоит решить (существование двух кассаций), и т.д.
———————————
Концепция единого процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 N 124(1)) // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (в ред. от 19.12.2016) // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (в ред. от 19.12.2016) // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

«В своем развитии арбитражные суды Российской Федерации ушли намного дальше судов общей юрисдикции (например, по информатизации). То есть то, что сейчас хорошо работает, хотят объединить с тем, что работает не очень. В таком случае, как правило, хорошее тянут вниз», — считает А. Ставицкая . На ее взгляд, слияние Кодексов загромоздит систему, так как арбитражные суды касаются споров между юридическими лицами, а также нуждаются в более длительных сроках рассмотрения дел. Поэтому необходимости соединять несоединимое нет. Стоит отметить, что арбитражные суды преуспели в информационном обеспечении за счет их малочисленности, так как количество всех арбитражных судов, включая суды субъектов, апелляционные суды, арбитражные суды округов, составляет порядка 115, тогда как количество судебных участков мировых судей только на территории Вологодской области — 66, несомненно, намного легче выделить из бюджета средства на информатизацию именно арбитражного процесса, поскольку он занимает лишь 13% от общей судебной системы . В свою очередь, было принято решение о полноценной информатизации судов общей юрисдикции, которая будет происходить поэтапно. Известный адвокат А. Корельский полагает, что объединение двух Кодексов может привести к дальнейшему совершенствованию всей судебной системы в Российской Федерации . Б.Ю. Титов, уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, считает целесообразным формирование единообразия судебной практики .
———————————
Объединение высших судебных органов [Электронный ресурс] // URL: http://rapsinews.ru/ (дата обращения: 24.05.2017).
URL: https://sudrf.ru (дата обращения: 24.05.2017).
Российское агентство правовой информации и судебной информации [Электронный ресурс] // URL: http://rapsinews.ru (дата обращения: 24.05.2017).
Титов Б.Ю. Осознал Путин или нет, но он сказал о судебной реформе [Электронный ресурс] // URL: https://www.gazeta.ru (дата обращения: 24.05.2017).

Читать еще:  Что нужно для доверенности на квартиру

Стоит отметить, что 23 июня 2016 года в комитете Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству прошел круглый стол, посвященный разработке и принятию единого Гражданского процессуального кодекса. По мнению участников круглого стола, в результате принятия единого Гражданского процессуального кодекса существующие в гражданском и арбитражном процессе противоречия будут устранены, а многие правовые коллизии разрешены .
———————————
Алексеев А.А. Закрытый перечень средств доказывания в концепции Единого ГПК РФ: шаг вперед или движение назад // Арбитражный и гражданский процесс. 2016. N 10. С. 11 — 14.

Считаем, что будет целесообразно объединить Арбитражный процессуальный кодекс и Гражданский процессуальный кодекс, но при этом не объединять арбитражные суды и суды общей юрисдикции, поскольку это не будет эффективно. При этом следует учитывать, что система арбитражных судов имеет достаточно глубокие исторические корни. На сегодняшний день судебная практика арбитражных судов является достаточно точным индикатором экономики Российской Федерации.
Подводя итог вышесказанному, следует подчеркнуть, что объединение Гражданского процессуального кодекса и Арбитражного процессуального кодекса не должно осуществляться спонтанным образом. Представляется более логичным обратиться к научному сообществу, которое даст свою оценку планируемым изменениям, так как на сегодняшний день мнения относительно данных изменений весьма противоречивы. Также стоит заметить, что при унификации процессуального законодательства следует учитывать зарубежный опыт, необходим детальный анализ существующих процессуальных кодексов зарубежных стран. Нельзя при этом обойти столь важный для России исторический опыт, так как, отказываясь от устоявшихся правовых актов, мы рискуем получить систему судебной защиты граждан, юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и публично-правовых образований, которая будет неэффективной и не будет отвечать сегодняшним требованиям государства и общества.

Смерть «единого ГПК»

Прошел март, а обещанное общественное обсуждение «единого Гражданского процессуального кодекса» так и не состоялось. А ведь два года назад юридическая общественность была изумлена этой законотворческой инициативой. Задача была поставлена сверхамбициозная: за полгода подготовить концепцию документа, который был призван объединить три процессуальных порядка: административное судопроизводство, арбитражный и гражданский процесс, а еще через полгода — текст законопроекта.

Пропущенный дедлайн

Подготовка шла в первое время семимильными шагами. Рабочая группа была создана 9 июня 2014 года, уже через пару месяцев была готова концепция, ее представили на публичное обсуждение, а 8 декабря 2014 года ее одобрил Комитет Госдумы по гражданскому, уголовному и процессуальному законодательству. Ничто не предвещало смены вектора, и все процессуалисты уже свыклись с мыслью, что скоро будут жить по новым единым правилам.

Но затем неожиданно ускорился процесс рассмотрения Кодекса административного судопроизводства, в редакции Верховного суда внесенного в парламент в 2006 году, а в президентской — весной 2013-го. Второе чтение по нему состоялось в начале 2015 года, а 8 марта 2015 года КАС был принят. Такого развития событий разработчики единого ГПК, видимо, совсем не ожидали. КАС вступил в силу 15 сентября 2015, а 1 октября 2015 должен был быть готов по задумке инициаторов окончательный текст единого ГПК, включающий в том числе нормы об административном судопроизводстве.

Наш парламент, конечно, иногда демонстрирует чудеса скорости принятия и отмены законов, но отменять только что вступивший в силу основополагающий кодекс было бы чересчур. И это нарушило грандиозные планы инициаторов создания «единого ГПК». Объединять только гражданский и арбитражный процессы под лозунгом унификации и устранения дублирования, в то время как свежий КАС «вырос» из ГПК и фактически копирует большую его часть, было бы, по крайней мере, странно. Поэтому с марта 2015 года работа над «единым ГПК» сведена к минимуму, обсуждения стали редки и реляций о его скором принятии не слышно. Заявленный общий дедлайн по принятию акта — 1 октября 2015 года — пройден уже более полугода назад, и перспектив завершения работы над законопроектом не ощущается.

Кодификация или систематизация?

Все, кто имеет хоть какое-то отношение к законотворчеству, удивились амбициям инициаторов создания «единого ГПК» в кратчайшие сроки. К примеру, действующий ГПК готовился 10 лет.

Серьезный акт, к которому, безусловно, относится грандиозный кодекс, невозможно подготовить за год. Поэтому в существующем виде проект «единого ГПК» сырой и носит поверхностный характер. С критикой положений концепции неоднократно выступали как ученые, так и практики. Возражения касались судебного представительства, заключений прокурора по делу, раскрытия доказательств, примирительных процедур, групповых исков и пр. Однако главная проблема законопроекта — это неопределенность правовой природы единого гражданского процесса.

Авторы своей целью объявляют унификацию процессуальных правил, и она действительно нужна. Три кодекса регулируют смежные правовые отношения и нередко, с одной стороны, дублируют друг друга, а с другой, противоречат в тех случаях, где этого быть не должно.

Обновление законодательства обычно проводится путем либо кодификации, либо систематизации. Второе — это обобщение существующих норм, первое — разработка новых. Кодификация отличается от систематизации тем, что закладывается новая основа того или иного правового института, а не проводится перепись существующих правил и порядков. Систематизация — это дореформенный Свод законов первой половины XIX века. Кодификация же — это Устав гражданского судопроизводства 1864 года, заложивший принципиально иные основы гражданского процесса, ничего общего не имевшего с дореформенным. ГПК 1923 года — это тоже кодификация, установившая новый порядок в условиях иного государственного строя. И ГПК 2003 года — это тоже кодификация, поскольку введены новые институты, многие старые были переформатированы существенным образом в связи с опять-таки изменением общественного строя.

А концепция единого ГПК 2014-2015 годов — это, к сожалению, систематизация, эдакий свод процессуальных законов XXI века. Новизна в законопроекте практически отсутствует. Единственное его достоинство — это устранение противоречий и дублирования одинаковых норм в трех кодексах. Новизна может появиться, если качественно по-иному подойти к разработке этого кодекса и прежде всего ответить на вопрос о правовой природе единого гражданского процесса.

Читать еще:  Арендатор усн компенсирует коммунальные арендодателю расходы

Но имеет ли эта идея право на существование, сложились ли сейчас условия для ее формирования? Или, наоборот, тенденции развития состоят не в унификации процесса, а дифференциации правил? Если на первый вопрос ответ положительный и условия для единого гражданского процесса сложились, то нужно проводить кодификацию процессуальных норм, анализировать каждый институт, закладывать новые основы для его развития. Авторы же проекта единого ГПК пошли иным путем и провели обобщение действующих процессуальных правил. Они поставили перед собой задачу кодификации, а получилась систематизация.

Реальные и мнимые цели

Кодификация обычно проводится, когда происходят существенные изменения в жизни общества, проводимые либо «сверху», либо «снизу». Во многих государствах кодексы действуют веками. Например, Наполеоновский кодекс 1806 года, отмененный только в 2007 году, или Гражданское процессуальное уложение объединенной новой Германии 1877 года. Почему? Потому что нет оснований именно для кодификации: не поменялся государственный строй, общество развивается не рывками, а эволюционно и пр. Это не означает, что нормы, принятые 200 лет назад, продолжают действовать в неизменном виде. Нет, они редактируются, исходя из существующих общественных отношений, но не меняется основа правовых институтов.

Тем отчетливее видна причина провала планов создания «единого ГПК» — он был предопределен конъюнктурностью реальной, а не декларируемой цели. Она заключалась всего лишь в продолжении судоустройственной унификации в сфере процессуального права. Объединение Верховного и Высшего арбитражного судов, приводящее к более тесному сближению двух судебных систем, было отличным поводом ликвидировать своеобразие арбитражного процесса или по крайней мере его минимизировать.

Двухлетняя работа на «единым ГПК» показала, конечно, все минусы российского нормотворческого процесса, когда решение о принятии того или иного акта абсолютно не связано с реальной жизненной потребностью в нем, может быть продиктовано целями, не имеющими ничего общего с необходимостью совершенствования действующего законодательства. В этом контексте проект единого ГПК является хорошим примером такого акта, неожиданно появившегося в юридическом дискурсе, поднявшего много шума и так же незаметно исчезнувшего из повестки дня.

Рассудят по-новому

Эта новость прозвучала вчера на третьем Московском юридическом форуме, организованном Московским государственным юридическим университетом имени О.Е. Кутафина. Как сообщил доктор юридических наук Владимир Ярков, рабочая группа действует при Комитете Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. По оценкам экспертов, подготовлено уже примерно 70 процентов проекта. Но есть еще ряд принципиальных вопросов, которые требуют ответа.

Впервые идея принять единый Гражданский процессуальный кодекс прозвучала после объединения Верховного и Высшего арбитражного судов России. Сегодня арбитражные суды используют Арбитражный процессуальный кодекс. Процедура рассмотрения гражданских дел в судах общей юрисдикции прописана в Гражданском процессуальном кодексе. А в прошлом году был принят Кодекс административного судопроизводства, регламентирующий процедуру споров гражданина с государственными инстанциями.

Юристы знают, насколько важна для судов процедура. Она гарантирует, что каждое слово будет услышано и никакой аргумент не затеряется: все будет рассмотрено в свой черед.

По словам экспертов, Арбитражный процессуальный кодекс уйдет в историю. Но его лучшие наработки должны быть использованы в едином ГПК. В свое время в Арбитражный кодекс было внесено немало передовых положений. Например, закон разрешил подавать иски через Интернет. В АПК появилась и упрощенная процедура рассмотрения споров: мелкие дела рассматриваются без вызова сторон, суд изучает документы. Сейчас подобная процедура вводится в действующий Гражданский процессуальный кодекс.

Отдельный вопрос, как быть с административными спорами, у этих дел есть свои особенности. Когда человек судится с каким-нибудь ведомством, стороны априори неравны. Поэтому нужна специальная процедура, уравнивающая шансы. Эту задачу решил Кодекс административного судопроизводства, принятый в прошлом году. Пока неизвестно, распространят ли ГПК и на административные споры, а их особенности будут прописаны в отдельной главе, или же Кодекс административного судопроизводства останется отдельным законом, а ГПК пропишет только процедуру в гражданских и арбитражных процессах.

В свою очередь председатель Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин сообщил, что намечены шаги по модернизации законодательства.

«Процесс модернизации не предполагает изменение ценности, — пояснил он. — Задача модернизации создать новую композицию законодательства, сочетание базовых отраслей с новыми, претендующими на самостоятельное регулирование». Например, сейчас Госдума рассматривает проект нового Кодекса об административных правонарушениях. К документу поступило много замечаний. По словам Владимира Плигина, Госдума следующего созыва получит уже доработанный вариант проекта КоАП.

Кстати, Московский юридический форум приурочен к юбилейной дате — 85-летию Университета имени О.Е. Кутафина, одного из ведущих юридических вузов страны.

Единый гражданский процессуальный кодекс

Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации представляет собой базовый документ предстоящей радикальной реформы российского гражданского и арбитражного процессов. Данная реформа с достаточной степенью вероятности будет реализована путем принятия нового Гражданского процессуального кодекса РФ, действие которого распространится на обе судебные подсистемы: арбитражные суды и суды общей юрисдикции.

В связи с особой значимостью концептуального документа целесообразно представить его краткую характеристику.

Концепция констатирует, что несмотря на сходство имеющихся на настоящий момент гражданского и арбитражного процессов, они во многом отличаются, и цель нового ГПК РФ и, соответственно, Концепции — привести их к общему знаменателю, унифицировать. Во исполнение этой цели в Концепции предлагается, по существу, соединить арбитражный и гражданский процессы (проекты Кодекса административного судопроизводства Концепция не охватывает, в сфере административного судопроизводства будут применяться общие положения единого ГПК РФ).

В связи этим ряд институтов, которые имели место исключительно в гражданском процессе (например, приказное производство) или в арбитражном процессе (например, упрощенное производство) предложено включить в единый ГПК РФ, хотя они выполняют сходную задачу — осуществление процессуальной экономии и разгрузки судебной системы. Однако в отдельных случаях разработчики Концепции прямо отказываются от унификации, например, в отношении участия в процессе прокурора. Это позволяет сделать вывод о том, что даже в случае принятия единого ГПК РФ особенности судопроизводства в арбитражных судах и судах общей юрисдикции сохранятся.

Кроме того, намечена тенденция превращения арбитражных судов в специализированные суды.

В определенных случаях предлагается предусмотреть специальные нормы о широко известных участниках процесса: представитель, судебный секретарь. Однако эта регламентация не несет существенных изменений.

Следует обратить внимание на электронное правосудие. Разработчики Концепции приветствуют и поддерживают его развитие, считая, что в едином ГПК РФ должны быть сохранены наиболее удачные наработки АПК РФ и ГПК РФ. В то же время они отмечают, что судьба ряда институтов электронного правосудия еще недостаточно определена (например, электронная подача документов в арбитражный суд через «Мой арбитр»).

Анализ содержания Концепции позволяет выделить новеллы, которые могут иметь существенные последствия для оборота.

1. Изъятие из арбитрабельности третейских судов споров, которые находятся в специальной подведомственности арбитражных судов. Если это положение войдет в единый ГПК РФ, то споры, перечисленные в ст. 33 АПК РФ (например, споры о несостоятельности (банкротстве), корпоративные споры), по общему правилу не будут рассматриваться третейскими судами.

Читать еще:  Оформление визы в таиланд для белорусов

Следует отметить, что в судебной практике уже есть примеры, когда корпоративный спор рассматривался арбитражным судом как неарбитрательный для третейского суда (Определение ВАС РФ от 30.01.2012 N ВАС-15384/11 по делу N А40-35844/2011-69-311). Есть сложности (в том числе на стадии выдачи исполнительного листа на решение третейского суда) с правомерностью рассмотрения третейским судом спора, связанного с несостоятельностью (банкротством). Так, например, решение третейского суда, утвердившее мировое соглашение, которое противоречит законодательству о банкротстве и может быть признано недействительным, подлежит отмене арбитражным судом как противоречащее принципам российского права (Постановление Президиума ВАС РФ от 29.06.2010 N 2070/10 по делу N А58-7656/09, а также Постановление Президиума ВАС РФ от 13.05.2014 N 1446/14 по делу N А41-36402/2012, Постановление Президиума ВАС РФ от 12.02.2013 N 12751/12 по делу N А13-18088/2011).

Отчасти такая негативная практика связана с тем, что механизм третейского разбирательства подчас используется для обхода закона. Примером может служить рассмотрение третейским судом спора из неуставной сделки с государственным унитарным предприятием с целью получения оснований для исполнения обязательств последним по такой ничтожной сделке (Постановление Президиума ВАС РФ от 29.03.2012 N 16882/11 по делу N А40-41184/201150-359).

Значение обозначенной новеллы может возрасти, поскольку разработчики Концепции предлагают расширить содержание корпоративных споров.

2. Установление правила о том, что споры, не отнесенные к сфере ведения арбитражных судов и не попадающие в нее, подведомственны судам общей юрисдикции.

Данное правило отражает складывающуюся в судебной практике тенденцию, когда Верховный Суд РФ отказывает арбитражному суду в подведомственности споров о привлечении за нарушение требований пожарной безопасности субъекта предпринимательской деятельности к административной ответственности по ч. 4 ст. 20.4 КоАП РФ, хотя ранее вопрос о подведомственности споров не был решен однозначно ни в арбитражной практике, ни в практике судов общей юрисдикции.

3. Установление правила об исчерпывающем перечне доказательств (это правило ближе к модели действующего ГПК РФ). Значение данной новеллы зависит от проработанности соответствующих глав единого ГПК РФ.

4. Формализование некоторых процессуальных актов: объединение отзыва на иск и возражения на иск путем установления единых требований к ним, аналогичных требованиям к исковому заявлению.

5. Установление широкого подхода к судебным издержкам.

Под судебными издержками в Концепции понимаются любые расходы, связанные с рассмотрением дела. Значение данной новации зависит от содержания проекта единого ГПК РФ и его судебного толкования.

6. Предлагается оставить судам возможность ссылаться на акты Пленума и Президиума ВС РФ, КС РФ и сохранившие силу акты Пленума и Президиума ВАС РФ. Согласно одному из вариантов ВАС РФ из этого перечня исключен.

7. В части оспаривания нормативных правовых актов предусмотрена возможность применять в качестве доказательства правовую экспертизу акта или заключение специалиста (новелла учитывает опыт конституционного судопроизводства).

8. Предлагается расширить сферу применения корпоративных споров и для некоммерческих организаций. Данные споры согласно Концепции будут рассматриваться и в арбитражных судах, и в судах общей юрисдикции. В этой части Концепция учитывает последние изменения гражданского законодательства (Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ).

9. Предлагается устранить ряд проблем групповых исков, из-за которых данные иски в настоящее время не имеют распространения. В частности, предложено уточнить критерии «группы лиц». Значение данной новации зависит от содержания проекта единого ГПК РФ и его судебного толкования.

В Концепции отмечается, что в правоприменительной практике арбитражных судов возникли сложности с идентификацией требований группы лиц как возникающих из единого, связывающего всех участников группы и ответчика правоотношения. Неоднозначное понимание термина «правоотношение» в юридической науке, сложность определения субъектов правоотношения приводят к существенным проблемам для суда и лиц, нуждающихся в судебной защите, в оценке того, являются ли требования каждого из членов группы к ответчику входящими в состав одного общего для всех правоотношения. Поскольку дефиниция понятия «правоотношение» в АПК РФ и ГПК РФ отсутствует, правоприменительная практика, как уже отмечалось, пошла по пути узкого его толкования, что фактически приводит к неработоспособности процедуры рассмотрения групповых исков. Суды исходят из понимания единого отношения как аналога обязательного процессуального соучастия на стороне истца, что не совсем верно и не отвечает целям и задачам рассматриваемого процессуального института.

См. также Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 26.05.2011 по делу N А46-5540/2010, ФАС Московского округа от 01.12.2011 по делу N А40-152425/10-155-1237.

10. Установление правила астрента (присуждение судом денежных средств на случай неисполнения судебного акта). В настоящее время данное правило содержится в п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта», согласно которому сторона договора в целях побуждения контрагента к своевременному исполнению судебного акта по неденежному требованию и для компенсации за ожидание соответствующего исполнения может потребовать (в исковом заявлении либо в ходатайстве по ходу рассмотрения дела) присудить ей денежные средства на случай неисполнения решения суда. Суд вправе удовлетворить данное требование, причем сумма должна быть такой, чтобы ответчику было выгодно исполнить судебное решение. Размер денежных средств будет определяться судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

Таким образом, краткое рассмотрение Концепции позволяет заключить, что единый ГПК РФ объединит два действующих процессуальных кодекса без явного отказа от одного из них. Данный документ будет содержать ряд довольно важных новелл, однако значение некоторых из них оценить сложно, поскольку оно будет зависеть и от содержания нового кодекса, и от его судебного толкования.

Исключительные права на представленный материал принадлежат «Консультант Плюс».

Перечень всех законов и важных проектов по судебной реформе (до 17 декабря 2014):

— 16.12.2014 г. — в третьем чтении принят законопроект о месте нахождения Судебного департамента при ВС РФ;

— 6.08.2014 г. — ВС РФ стал единственным высшим судебным органом; определена новая компетенция Пленума и Президиума ВС РФ; установлены переходные положения работы Дисциплинарной коллегии ВС РФ; из ряда федеральных законов исключены упоминания о ВАС РФ; вместо ВАС РФ в процедуре утверждения плана восстановления платежеспособности субъекта РФ участвует ВС РФ; установлено, в каких случаях разъяснения Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики сохраняют силу; изменена подведомственность некоторых категорий дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции и арбитражными судами; уточнен круг актов высших судов, на которые арбитражные суды вправе ссылаться в мотивировочной части своих решений; увеличен размер госпошлины, уплачиваемой организациями при подаче в суд заявления об оспаривании НПА;

— 6.02.2014 г. — из Конституции РФ исключены все упоминания о ВАС РФ; установлен порядок отбора кандидатов на должности судей ВС РФ

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector