Договор с татарстаном не продлен

Президент России отказался сохранять особый договор с Татарстаном

Кремль не намерен продлевать договор о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном, равно как и заключать новый. Республиканские власти просят уступки взамен, рассказали источники РБК

Фото: Егор Алеев / ТАСС
​Без договора

Кремль не хочет продлевать договор о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном, рассказал РБК федеральный чиновник и подтвердил источник, близкий к администрации президента. Сценарий продления старого договора или заключения нового не рассматривается, отметил первый собеседник РБК.

Ранее «Коммерсантъ» со ссылкой на высокопоставленный источник в администрации президента сообщал, что «никакого нового договора» нет.

Договор о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном, носивший чисто символический характер, был утвержден 24 июля 2007 года сроком на десять лет, то есть до 24 июля 2017 года. При этом спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин заявил РБК, что договор истекает 11 августа 2017 года, поскольку именно в этот день десять лет назад он вступил в силу.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не ответил на вопрос РБК о судьбе договора.

Татарстан против

​Власти республики не согласны с позицией Кремля и пытаются ее оспорить, говорит собеседник РБК, близкий к администрации президента. В Татарстане ситуация воспринимается довольно остро, уточняет еще один близкий к Кремлю источник РБК. Республиканские власти устроило бы, если бы федеральный центр пошел на продление истекающего договора, на новом документе никто и не настаивал, говорит он.

В идеале власти республики хотели бы, чтобы документ в том или ином виде сохранился, но, зная, что федеральный центр не готов на это, «пытаются выторговать для себя преференции», рассказывает федеральный чиновник. В частности, по его словам, до сих пор не урегулирован вопрос нынешнего наименования высшего должностного лица Татарстана. Дело в том, что это единственная республика в Российской Федерации, руководитель которой именуется «президент», тогда как у остальных республик «главы». Кроме того, существует проблема непропорционального представительства лиц татарской и русской национальностей в органах власти республики, добавляет собеседник РБК.

Источник, близкий к руководству Татарстана, сказал РБК, что в настоящее время республиканские и федеральные власти обсуждают ситуацию с договором и решают, каким образом компенсировать его отсутствие. Комментировать вопрос более предметно собеседник РБК не захотел.

Замглавы пресс-службы президента Татарстана Лаззат Хайдаров заявил РБК, что не комментирует вопрос продления договора, как и возможные преференции для республики. «Мы призываем продлить договор, чтобы не будоражить людей. Нам бы хотелось, чтобы он был», — сказал РБК Фарид Мухаметшин. От дальнейших комментариев он отказался.

О чем договаривались Москва и Казань

Практика подписания договоров о разграничении полномочий между федеральным центром и регионами была широко распространена при первом президенте России Борисе Ельцине. К 1998 году Кремль заключил договоры с 46 регионами.

Первое соглашение, разграничивающее полномочия России и Татарстана, было заключено в 1994 году. Органы госвласти республики получили право взимать собственные налоги, решать вопросы республиканского гражданства, создать свой Национальный банк, решать вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами, которые, согласно документу, являлись «исключительным достоянием и собственностью народа Татарстана».

После того как президентом стал Владимир Путин, практика подобных договоров постепенно сошла на нет. Татарстан остался единственным регионом, отношения которого с Москвой регулируются договором. В документе от 2007 года властям республики предоставлено право выдавать паспорта с вкладышем «на государственном языке Республики Татарстан (татарском) и с изображением государственного герба Республики Татарстан». При этом в п. 1 ст. 2 документа говорится, что в соответствии с Конституцией России и Конституцией республики «Татарстан (государство) — субъект Российской Федерации — обладает всей полнотой государственной власти вне пределов ведения» и полномочий России «по предметам совместного ведения».
Договор без начинки

Договор о разграничении полномочий — это «договор без начинки», он, по сути, ничего не решает, поэтому федеральный центр и не хочет идти навстречу Татарстану, для которого документ имеет символическое значение, считает источник, близкий к Кремлю. Все вопросы, касающиеся полномочий республики, с его точки зрения, урегулированы действующим законодательством. «Если бы была хоть одна проблема, которая не решена, если бы еще было что разграничивать [между Россией и Татарстаном], тогда можно было бы вести речь о новом договоре», — поясняет собеседник РБК. Пролонгировать же истекающий документ или заключать новый, не имея для этого объективных причин, — значит дать повод другим регионам поднимать вопрос о заключении подобного договора с ними, считает источник РБК.

Скептически оценивал возможности заключения нового договора и полпред президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич в интервью ТАСС в феврале 2017 года. По словам Бабича, «сначала надо понять, что будет являться предметом такого нового договора, его кто-то должен сформулировать». «Мне пока содержание этих подходов неизвестно, и полагаю, официально они никому не презентованы. На мой взгляд, все взаимоотношения между федеральным центром и субъектами РФ урегулированы, необходимости в каких-то специальных подходах в этой части я не вижу», — заявлял полпред. Если же в новых подходах появится необходимость, «мы проанализируем, доложим президенту свои предложения, а он уже будет принимать решение», подчеркивал Бабич.

Михаил Бабич (Фото: Александр Щербак / ТАСС)
Несмотря на то что договор между Москвой и Казанью имеет чисто символический характер, его отмена может обидеть республиканские элиты, считает политолог Ростислав Туровский. «Договор подчеркивает статус Татарстана и хотя и символически, но приподнимает его над остальными субъектами», — считает эксперт. Особенно большое значение это превосходство имеет для старых элит, которые в республике представляют экс-президент Татарстана Минтимер Шаймиев и председатель Госсовета Фарид Мухаметшин. Но, по словам политолога, и для нынешнего президента Рустама Минниханова, хотя он и является «технократичным лидером», договор важен. Отказ пролонгировать документ или же заменить его новым будет довольно сильным ударом для Минниханова, уверен Туровский.

Отсутствие какого-либо договора о разграничении полномочий может иметь негативные последствия не только для республики, но и для федерального центра — в контексте грядущих президентских выборов, считает политолог Аббас Галлямов. «Видимо, Кремль решил, что для него важнее не поддержать ослабленного зимним банковским кризисом Минниханова, а продемонстрировать свою силу в диалоге с ним. На самом деле в других регионах этой демонстрации силы просто не заметят, а вот в Татарстане протестные настроения усилятся», — поясняет политолог.

Читать еще:  Государственный земельный контроль

Минниханов «слишком прагматик», чтобы переживать из-за отмены номинального, не приносящего республике никакой пользы документа, уверен политолог Евгений Минченко. Решение не продлевать действие документа было оговорено еще десять лет назад, поэтому ни для кого, в том числе и для местных элит, отсутствие нового документа не станет неожиданностью, заключает эксперт.

Для Кремля нет особой опасности в непродлении договора с Татарстаном, полагает председатель республиканского отделения «Яблока» Руслан Зинатуллин. По его словам, в Татарстане к инициативе Москвы отнесутся отрицательно, но Минниханов как политик слабее предыдущего президента республики Минтимера Шаймиева и не сможет отстоять перед Кремлем статус республики. Для республики, несмотря на то что с годами договор давал Татарстану все меньше реальных преференций, этот символический статус все равно остается важным, так что отход от договора ослабит Минниханова, уверен Зинатуллин.

Теоретически президент Татарстана может использовать республиканских националистов и дать зеленый свет их протестам против политики федерального центра, однако местные националисты в последние годы ослабли и их выступления вряд ли будут массовыми, рассуждает лидер «яблочников».

У Татарстана закончилось соглашение с РФ о разграничении полномочий

Татарстану не удалось продлить договор о разграничении полномочий с Москвой, который десять лет назад подписали ныне экс-президент республики Минтимер Шаймиев и президент России Владимир Путин. Сегодня первый день после того, как 11 августа истек его срок. Руководство республики рассчитывало продлить соглашение (оно позволяло выпускать паспорта с вкладышами на татарском языке, кандидаты на должность президента республики должны знать два госязыка), предрекая «правовые коллизии». Однако Кремль так и не дал официального ответа на предложение республики приступить к переговорам по новому договору.

Вчера истек срок договора о разграничении предметов ведения и полномочий между властями Татарстана и РФ. Его подписали в июне 2007 года экс-президент республики Минтимер Шаймиев и президент России Владимир Путин. Позднее договор был утвержден федеральным законом. Как заявлял спикер Госсовета Татарстана, официально документ вступил в силу 11 августа. Срок действия договора – 10 лет.

Договор 2007 года – второй по счету. Первый был подписан в 1994 году господином Шаймиевым и первым президентом России Борисом Ельциным. Документ дал региону исключительное право распоряжаться землей и ресурсами, создать систему госорганов, формировать бюджет, иметь свое гражданство и участвовать в международных отношениях. Срок действия договора не ограничивался. Однако с приходом в Кремль Владимира Путина был принят закон, согласно которому все договоры между центром и регионами должны быть переутверждены федеральными законами.

Новый договор 2007 года уже не давал республике каких-либо экономических преференций. Татарстану оставили право на совместное с федеральным центром решение вопросов, связанных с экономическими, экологическими, культурными и иными особенностями Татарстана, право на особое оформление паспортов (жители могут получить вкладыш на татарском языке). Кандидаты на должность руководителя республики должны владеть обоими государственными языками: русским и татарским. Республика могла устанавливать в пределах своих полномочий международные и внешнеэкономические связи.

Республика рассчитывала на продление договора 2007 года. «Безусловно, мы выступаем за то, чтобы этот договор действовал», — заявлял Фарид Мухаметшин, поясняя, что республика «не претендует на какие-то новые полномочия». А президент Татарстана Рустам Минниханов говорил “Ъ”, что «дальнейшие договоры не ухудшают, а повышают ответственность той или иной территории перед федеральным центром». «Договор может быть продлен без внесения каких-либо изменений в содержание как конституционная норма, способствующая укреплению федеративных основ нашего государства», — заявил на съезде народов Татарстана в мае 2017 года Минтимер Шаймиев.

11 июля 2017 года Госсовет Татарстана принял обращение к Владимиру Путину. В нем говорится, что «практика реализации договора убедительно доказала жизненность российского федерализма». Также депутаты попросили президента «поддержать сохранение существующего наименования высшего должностного лица» Татарстана (республика должна была отказаться от должности президента с 1 января 2016 года) и «образовать специальную комиссию по выработке предложений по правовым вопросам». По словам спикера Госсовета Фарида Мухаметшина, если договора не будет, возникнут «правовые коллизии» — ст. 1 конституции Татарстана, в которой говорится о договоре, «не может меняться парламентом — только на референдуме».

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что «концептуальная позиция» Кремля в ответ на обращение Госсовета Татарстана «будет сформулирована и изложена». Позднее он уточнил, что это произойдет тогда, когда Кремль «посчитает нужным».

В поддержку договора высказался съезд Всемирного конгресса татар, который проходил в Казани на прошлой неделе. Он обошелся без жестких требований к федеральному центру. В резолюции отмечается «убежденность в позитивном влиянии» договора на развитие отношений Татарстана и РФ. Минтимер Шаймиев заявил, что договор о разграничении полномочий между Москвой и Казанью в свое время «решил судьбу всей России». «Сложный правовой вопрос» его продления, по его словам, необходимо «обсудить с представителями федерального центра».

Источник “Ъ” в руководстве Татарстан также заявил о необходимости переговоров. «Все эти вопросы необходимо обсуждать. Надо начать переговорный процесс»,— говорил собеседник “Ъ”.

Однако переговоры так и не начались. Высокопоставленный источник “Ъ” в администрации президента отмечал, что «нет никакого нового договора». Позиция Кремля: государство не должно строиться по договорному принципу. Эксперты считают, что противником продления договора с Татарстаном может быть куратор внутриполитического блока Кремля Сергей Кириенко, который прежде был полпредом в Приволжском федеральном округе. Однако в АП не исключают, что наименование главы Татарстана как президента сохранится до истечения срока его полномочий (до 2020 года), так как «народ республики голосовал на выборах именно за президента Татарстана». Напомним, Рустам Минниханов избрался в 2015 году, набрав 94,4% голосов.

Читать еще:  Уклонение от государственной регистрации перехода права собственности

При этом Кремль не собирается создавать какую-либо комиссию для обсуждения правовых вопросов, которые возникают в связи с истечением договора. Издание РБК вчера сообщило со ссылкой на федерального чиновника и собеседника, близкого к Кремлю, что «в такой комиссии нет необходимости — имеющиеся правовые коллизии касаются конституции Татарстана, и республика в состоянии решить их сама». Все необходимые изменения можно внести в рамках уже существующих институтов, поэтому незачем создавать еще один, отмечают собеседники.

Вице-президент Академии наук Татарстана, бывший советник первого президента республики Минтимера Шаймиева по политическим вопросам Рафаэль Хакимов полагает, что без продления договора вопросы, которые он затрагивает, останутся «не урегулированы»: «Все равно их надо регулировать — хотя бы другими федеральными законами». В частности, он отмечает, что необходимо решить вопрос с паспортами, которые, согласно договору, в республике выдаются с вкладышами на татарском языке. «Это не запрещено Конституцией России, но нигде, кроме договора, о таком праве республики не сказано»,— заявляет господин Хакимов. Кроме того, по его словам, «есть татары России из других регионов, за которых по договору отвечает Татарстан».

Эксперт: договор о разграничении полномочий РФ и Татарстана стоит продлить

КАЗАНЬ, 29 июн — РИА Новости, Ирина Дурницына. Договор о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном, срок которого истекает в июле, стоит продлить, он не дает региону преференций, но важен для стабильности и политического имиджа республики, считает один из участников разработки договора, государственный советник при президенте Татарстана по политическим вопросам в 1991-2008 годах, вице-президент Академии наук Татарстана Рафаиль Хакимов.

В феврале 1994 года в Москве был подписан договор о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и Республики Татарстан. Документ подписали тогдашние президент России Борис Ельцин и президент Татарстана Минтимер Шаймиев. Для республики это стало событием огромного значения, давшем опыт выстраивания отношений с федеральным центром в абсолютно новом формате.

Ныне действующий договор о разграничении полномочий был утвержден в июле 2007 года федеральным законом, который подписал президент России Владимир Путин. В настоящее время Татарстан является единственным субъектом РФ, имеющим такой договор с Российской Федерацией.

Согласно договору, республика, в частности, имеет право осуществлять международные связи, поддерживать развитие самобытной национальной культуры за пределами региона, иметь представительство Татарстана в Москве. Документом закреплены нормы, согласно которым в республике установлено два государственных языка — русский и татарский, кандидат на должность руководителя республики должен владеть обоими. Кроме того, в договоре прописано право жителей республики иметь в паспорте вкладыш на татарском языке.

«Для республики это имидж, конечно, это политический капитал, что мы можем договариваться с Москвой. Никаких преференций (экономических — ред.) там нет. Но в политике бывает, что имидж иногда важнее, чем финансы, и большие проекты всегда требуют вмешательства политики. И мы пока самые первые с точки зрения инвестиционной привлекательности, а здесь политическая позиция Татарстана тоже играет роль», — сказал Хакимов.

Кроме того, по мнению эксперта, данный договор — это некий элемент стабильности в республике и того, что предстоящие выборы пройдут спокойно. «Многие следят за ситуацией в Татарстане, есть некая обеспокоенность. Население боится, что потом снимут название президента, потом начнут «давить» республику — зачем вам республика. Этот момент существует», — пояснил он.

Хакимов считает, что шансы на подписание нового договора — 50 на 50. «Ну, и конечно, мы приверженцы федерализма, а договор — это элемент федерализма, закрепленный в Конституции Российской Федерации», — подчеркнул он.

Наименование высшего должностного лица республики, по мнению Хакимова, должно остаться нынешним — президент Татарстана.

Президент Татарстана Рустам Минниханов ранее отмечал, что не видит ничего плохого в существовании договора о разграничении предметов ведения и полномочий между РФ и Татарстаном. По его мнению, договор дает хорошую динамику развития и повышает ответственность республики перед федеральным центром.

В апреле текущего года делегаты III съезда народов Татарстана также высказывали убеждение в позитивной роли договора, который способствовал укреплению дружбы и взаимодействия между народами, социально-экономическому и общественно-политическому развитию Татарстана и страны в целом. В связи с истечением срока договора делегаты в своей резолюции предлагали поручить органам государственной власти Российской Федерации и Республики Татарстан проработать формы урегулирования возникающих вопросов, касающихся разграничения полномочий между федеральным центром и Татарстаном.

Кремль не продлит договор с Татарстаном. Изменит ли это что-то?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

В пятницу истек срок действия договора о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном. Он уже давно не давал никаких особых полномочий республике, но долгое время позволял местному руководству чувствовать себя на равных с Москвой.

Еще несколько недель представители татарской элиты обсуждали судьбу отношений Москвы и Казани на всемирном съезде конгресса татар. В резолюции съезда делегаты попросили сохранить должность президента республики (главы других российских регионов не могут называться президентом), а также подчеркнули важность продления договора о разграничении полномочий.

Бывший президент Татарстана Минтимер Шаймиев убеждал собравшихся, что Казань обсуждает все эти вопросы «с представителями федерального центра». «Сейчас идёт обмен мнениями по этим вопросам. Думаю, мы найдём общий язык», — заявил он.

Однако спустя неделю Кремль не сделал ни одного публичного заявления, хоть сколько-нибудь проясняющего судьбу столь важного для татарской элиты договора.

«Позиция будет сформулирована по этому вопросу. И она будет озвучена соответствующим образом, мы вас проинформируем», — сухо ответил журналистам на вопрос о договоре пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков 12 июля.

В пятницу истекли все возможные сроки, когда можно было считать, что договор действует, но в публичном пространстве царит тишина.

Читать еще:  Форма государственной статистической отчетности 4 охрана труда

Договора не будет

Уже сейчас ясно, что несмотря на обращения татарских лидеров общественного мнения и непубличный лоббизм в пользу сохранения договора, Кремль не пошел на уступки.

В середине июля с разницей в несколько дней издания РБК и «Коммерсант» со ссылкой на свои источники сообщили, что в Кремле отказались сохранять договор об особых полномочиях Татарстана. При этом в Кремле готовы сохранить пост президента республики до 2020 года.

Собеседник Русской службы Би-би-си в Кремле подтвердил эту информацию: «Договор заканчивается и все. Должность президента в республике сохраняется до следующих выборов [руководства республики в 2020 году]».

Такая договоренность была достигнута на встрече Путина и первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева в конце апреля, когда ему было вручено звание Героя труда, говорил Би-би-си в июле близкий к Кремлю собеседник, не уполномоченный давать комментарии СМИ.

В апреле же Путин принял нынешнего президента республики Рустама Минниханова. Официально пресс-служба Кремля сообщала, что одним из главных вопросов встречи был банковский кризис в Татарстане, в результате которого ЦБ отозвал лицензии у нескольких крупных региональных банков.

Близкий к Кремлю собеседник Би-би-си говорит, что все представители Татарстана в федеральных органах власти — например, депутаты Госдумы или члены Совета Федерации — получили задачу высказывать публичную позицию Казани в СМИ о сохранении существующего договора.

11 июля депутаты Госсовета Татарстана обратились к Владимиру Путину с просьбой продлить договор между федеральными властями и регионом.

«Мы призываем продлить договор, чтобы не будоражить людей. Нам бы хотелось, чтобы он был», — говорил журналистам спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин.

Почему он важен для Татарстана?

Договор о разграничении полномочий когда-то давал республике большую самостоятельность, но постепенно обрел символическое значение.

Вопрос особого статуса возник еще с «парада суверенитетов»: в 1992 году Татарстан и Чечня стали двумя республиками, отказавшимися подписать договор о федеративном устройстве страны.

Спустя два года президент России Борис Ельцин и глава Татарстана Минтимер Шаймиев поставили подписи под договором «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий».

По этому договору Казань получала исключительное право распоряжаться землей, ресурсами, создать систему госорганов, формировать бюджет, иметь свое гражданство и даже формировать свою международную политику.

Ставший президентом после Ельцина Владимир Путин последовательно выступал против излишней самостоятельности региональных властей.

В августе 2000 года, будучи недавно избранным на первый президентский срок, Путин сравнил несоответствие федеральных и местных законов с миной замедленного действия, которая «должна быть изъята и уничтожена».

С этого момента Кремль начал борьбу за ликвидацию особых статусов.

В 2003 году был принят закон, по которому все договоры между Москвой и регионами должны были быть переутверждены федеральными законами.

Татарстан начал лишаться символических прав: например, были признаны антиконституционными положения, по которым президент республики должен быть двуязычен, а также существование отдельного «гражданства Татарстана».

В середине нулевых к борьбе с особым статусом республики подключилось полпредство президента России в Поволжье. Главой полпредства тогда был Сергей Кириенко. При его участии был написан новый договор, по нему у республики осталось еще меньше полномочий.

После долгих дискуссий подписать его удалось лишь в 2007 году. Казань еще на 10 лет получала право принимать решения по экономическим, экологическим, культурным и другим особенностям Татарстана «в сотрудничестве с центром».

Что будет дальше?

Теперь все тот же Кириенко в должности первого замглавы администрации президента отвечает в Кремле, в том числе, за вопросы региональной политики, — то есть он был среди тех, кто принимал решение о том, чтобы не продлевать договор.

Выступая за продление, представители татарской элиты неоднократно подчеркивали: его необходимость прописана в Конституции республики, и отменять договор — значит менять Конституцию. А вносить изменения в республиканскую конституцию можно только после референдума.

Все понимают, что тема закрыта, и сейчас только ищут подходящую юридическую форму, сказал собеседник Би-би-си, знакомый с ходом переговоров, но не уполномоченный выступать по этому вопросу публично. Уже сейчас Кремль дал понять: договора не будет, останется лишь должность президента. Дальше он должен дать понять Татарстану, что не надо менять конституцию республики.

«Речь в Конституции Татарстана идет о том, что отношения с Россией строятся на основе Конституции России, Конституции Татарстана и договора о разграничении полномочий. Последнего уже нет, а внести изменения в этот пункт можно только через референдум. Но это делать не обязательно», — считает собеседник Русской службы Би-би-си.

Формально окончание срока действия договора в отношениях Москвы ничего не изменит: договор был выхолощен еще 10 лет назад, говорит политтехнолог Аббас Галлямов.

«Однако Татарстан терпит серьезное символическое поражение — он демонстративно ставится в общий ряд с другими регионами. До сих пор жители Татарстана гордились тем, что они не такие, как все. Они единственные, кто сумел сохранить договор, единственные с кем Москве приходится считаться, вести переговоры. Особенно плохо то, что это символическое поражение руководство республики потерпело сразу после банковского кризиса», — говорит эксперт.

«Такой двойной удар спровоцирует рост недовольства и раздражения — и Кремлем, и собственным руководством. Возможно это скажется уже во время голосования на президентских выборах», — говорит Галлямов.

Ликвидация договора закономерна, было бы крайне странно, если бы этого не произошло, говорит Би-би-си президент Институт развития и модернизации общественных связей Федор Крашенинников.

«Если в конце 1990-х годов Шаймиев, Рахимов, Россель и некоторые другие считались тяжеловесами, то потом оказалось, что они по первому свистку сдали свой суверенитет вслед за другими регионами», — продолжает Крашенинников.

Кроме руководителя Чечни, который обладает своими вооруженными формированиями, все остальные губернаторы по сути стали чиновниками администрации президента. По мнению политолога, никакого торга между Кремлем и руководством региона не будет: «Самый дорогой дар для них — сохранение того, чем они обладают сейчас».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector